12.12.2009 02:49:13

Узник


 

Она была браком. Обычно таких сразу списывали со счетов, уделяя должное внимание более "удачным" экземплярам, но в тот раз не иначе как озарение удержало руку надсмотрщика от того, чтобы выбросить в реку неказистый пищащий комочек шерсти. Ее назвали Галатеей, видимо в насмешку давая имя прекраснейшей из женщин той, что считалась уродцем в рамках своей породы. Белый мех, короткий - длинною всего в ладонь - хвост, и разноцветные, серый и зеленый, глаза разительно отличали ее от своих темных-длиннохвостых-желтоглазых сородичей. Никто и представить себе не мог, что союз лучшей самки и злобного вожака всей стаи даст столь...ошеломляющий результат.
Результат, кстати, превзошел самые смелые ожидания - из неуклюжего щенка Галатея превратилась в гордость породы, обогнав по параметрам любого из сородичей. Скорость, ловкость, выносливость, сила...и безграничная преданность. В год она победила своего первого противника, в полтора была зачислена на службу, а в три уже считалась первой "гончей" Легиона.
Каждый из агентов Тайной Службы в тайне мечтал, лениво прохаживаясь мимо вальеров, незначительно так бросить: "Я беру Галатею" и наблюдать за вытянувшимися лицами всех, кто будет присутствовать поблизости. Но разрешение на нее давали лишь лучшим, поэтому мечты так и оставались мечтами...

- Я беру Галатею... - разумеется мне не нужно было никакое разрешение чтобы прийти куда угодно и взять что угодно, но сегодня дежурная, в общем-то, фраза вызвала негодование.
- Но Госпожа, вы не можете нарушить распорядок: сейчас у нее тренировка, потом осмотр у специалиста, потом... - он осекся, столкнувшись с моим взглядом. Немолодой уже мужчина, с нервными, тонкими чертами лица в классической униформе. Вот только видела я его впервые, что вовсе не удивительно - я не обязана запоминать всю прислугу в этом замке.
- Вы не беспокоились об этом, отправляя ее на задания.
- Да, конечно. Сейчас ее приведу...
На плечо упал сухой осенний лист, но я немилосердно смахнула его вниз. Второй испепелила на лету. А третьего так и не дождалась. Наконец, вернулся этот человек, ведя рядом белоснежную волчицу, и с видимой неохотой вложил поводок в мою ладонь. Галатея пару раз неопределенно махнула коротким хвостом, давая понять, что узнала и ничего не имеет против моей компании.
В коридоре, ведущем в темницы, меня встретил Отец. Я чуть склонила голову, пока он молча изучал нас, скользя взглядом по бархатному костюму, ботфортам и иглам стилетов в кожаной портупее.
- Зачем ты тащишь с собой оборотня? Ты же идешь на дознание, а не на "охоту".
- Она сыграет свою роль в этой маленькой пьесе.
- Как знаешь, только смотри чтобы актеры не поменялись местами со зрителями. Он все еще опасен.
- Я учла это.
- Прекрасно. И кстати, какого...дракона тебя понесло в Камель-Зе?
- Дела...
- Дела. Темноволосые? Сероглазые? - голос донельзя ехидный.
- М-м-м... - изображаю отчаянную работу мысли.
- Еще не надоело играть с ним?
- Пока нет.
- Ладно, ступай.

Подземелье встретило нас сыростью и холодом. Двое угрюмых стражников, почтительно поклонившись, открыли массивные кованые двери камеры и сопроводили меня внутрь. А ничего так, уютно. Довольно просторная зала по периметру уставленная свечами на высоких подставках, отсутствие окон заменяется искусными настенными барельефами, в центре помещения на медвежьей шкуре стоит небольшое кресло. И все. Если не считать полуобнаженного мужчину, прикованного цепями к самой дальней стене. Неплохо вписывается в интерьер, между прочим.
Я боком села в кресло, закинув ноги на подлокотник. Галатея легла рядом.
- Свободны.
Стража вновь поклонилась и молча вышла, оставив нас один на один с узником. Какое-то время я увлеченно и беззастенчего его разглядывала, а он даже не соизволил поднять на меня глаза. Его можно было бы назвать красивым, но...не в этой жизни, ибо она сильно его потрепала. Шрамы, конечно, украшают мужчину, но не в комплекте с кровоподтеками, грязью и истощением. Разумеется, его допрашивали и до меня, даже с применением различного рода приспособлений, но он так и не заговорил. Так и не сказал, что делал на том пожаре и почему решил вернуться сюда спустя столько времени после того, как предал Легион и бежал в свиту к этому белосветному...упырю.
Он - тяжелый случай, иначе меня бы сюда не позвали. К услугам эмпата прибегали в последнюю очередь.
- Ну, рассказывай, Колдун, - несомненно нелепое начало разговора, особенно если учесть, что это допрос, но мне нужно пробудить в нем хоть какие-то эмоции, а ради этого можно нести любую ересь.
Он удивленно моргнул и уставился на меня, как на умалишенную. Очевидно, ему еще ни разу не попадались дознаватели со сдвигом, поэтому он решил снизойти до ответа, с трудом двигая пересохшими губами.
- Мне нечего тебе рассказать, Серая...
- Это печально, ведь для тебя же лучше добровольно отдать то, что я все равно смогу получить, пускай и силой.
- До тебя уже пытались, - ах, мы еще и скалимся?
- Я не буду пытаться. Я - сделаю. Ведь чтобы получить ответы вовсе не обязательно задавать вопросы. Хотя если тебя не устраивает собеседник в моем лице, можешь поговорить с ней, - кивок в сторону волчицы.
Удар попал в цель. Болезненно скривишись, он отвел взгляд и пробормотал что-то явно нелицеприятное. Но меня уже не интересовал глупый диалог - я погружалась в образы. Туманные, хаотичные, однако неизменно правдивые. Он пытался сопротивляться, ставить защиту, разрывать связь, но это тоже самое, что обороняться палкой от бронированного рыцаря.
- Не сопротивляйся, Колдун. Ты сам делаешь себе еще больнее.
- А ты не называй меня колдуном! У меня есть имя...
- Имя? Твое имя, равно как звание и титул теперь не имеют никакого значения. Ты добровольно отказался от них, когда предал своего сюзерена и бежал. И если ты сам не хочешь об этом рассказывать, это придется сделать мне.
Разве ты помышлял о подобном будучи дотошным, хоть и перспективным студентом Академии, одержимым честолюбивыми мечтами? Нет. Даже во сне ты видел, как получаешь диплом Мага с отличием, садишься на лучшего коня, пристегиваешь к поясу лучший меч и держишь в руке поводок лучшей "гончей" Легиона, - я говорю тихо и безэмоционально, но его понемногу начинает бить озноб, - Тебя сгубила страсть к идеалам, если тебе это интересно, Гирцин.
При звуке своего имени он вздрагивает, но так и не произносит ни слова, поэтому я продолжаю.
- И каково же было разочарование, когда ты с треском проваливаешь экзамен и учитель признает тебя негодным. Растоптанная гордость, низвергнутые мечты...Неужели вам, смертным, так мало нужно для отчаяния? Но вместо того, чтобы радоваться, что избежал участи "инструмента" нашей семьи и реализовать себя в чем-то ином ты решаешься на предательство. Подлым приемом убив своего наставника, ты забираешь свой "лучший меч" и "лучшего коня", но вот с Галатеей выходит заминка и ты бежишь без нее. А дальше, как в дешевом романе - присягаешь на верность светлому рыцарю, уверив его в своем раскаянии, влюбляешься в его даму сердца и служишь им верой и правдой. До тех пор, пока не появляется возможность под шумок, то есть "под пожар", простите, вернуться за последним оставленным в Легионе идеалом...На твоем плече следы от ее клыков, верно?
Хм...давно меня не одаривали такой ненавистью, с тех самых пор как...Неважно, я отвлеклась.
- Собственно, на этом сказка и кончается. Не так эпично, как хотелось бы тебе и не так интересно, как хотелось бы мне.
- Тварь!
- Я знаю. Но у меня больше нет желания с тобой пререкаться. У меня, в отличие от, впереди еще много дел.
Я встала с кресла и довольно потянулась. Гирцин дернулся-было вперед, но цепи надежно его удержали.
- Чтож, посмотри последний раз на ту, что ты так хотел заполучить и что обрекла тебя на смерть, и прощай.
- Постой, помоги мне! Я сделаю все, что ты пожелаешь.
- С какой стати? Хотя...ты хорошо служил Каоги, поэтому помоги себе сам, - отстегиваю с пояса один стилет и бросаю ему...

Тьма медленно опускалась на замок. Сидя на подоконнике, я пыталась привести в порядок мысли и прогнать головную боль, что всегда настигает меня после Погружения. Но насладиться сумерками мне не дал настойчивый стук в дверь. С тихим рычание спрыгиваю.
- Кто там?
- Госпожа, это Эрнест, у меня для вас письмо...