28.02.2017 12:51:33

Война


*Написано незнакомым подчерком*

Ты просыпаешься. Не сразу открываешь глаза. Ты спал, сидя в неудобном кресле с прямой спиной, шея сильно затекла, коленки упираются во что-то. Ты слышишь негромкий монотонный гул. Ты так и не открыл глаза, но уже понимаешь, что находишься в самолёте. Разумеется, ты не помнишь, как и где сел в него, а также, куда и зачем направляешься. Ты крутишь головой, разминая шею, и только после нескольких оборотов, наконец, открываешь глаза и начинаешь изучать обстановку. Ты сидишь на месте 30A около туалета. Рядов в этом самолёте сорок, но туалеты расположены после тридцатого, а не в хвосте. В каждом ряду по шесть кресел, по три с каждой стороны от прохода. Спинка твоего кресла упирается в стену, поэтому не может откидываться. Пространства для ног катастрофически не хватает. Становится понятно, почему ты так спал, и всё так затекло. Двое твоих соседей также безуспешно пытаются спать. Им даже хуже, чем тебе. Им, помимо прочих неудобств, мешают люди, стоящие в очередь в туалет. Некоторые, особо уставшие стоять, не стесняются облокачиваться на спинки кресел, в особенности на спинку кресла 30C, поэтому даме сидящей там совсем не спится. В этой очереди перманентно человек десять, и она никогда не заканчивается. Салон просматривается до самой кабины пилотов. Бизнес-класса в этом самолёте нет. Ни одного свободного места. Двести сорок человек без учёта экипажа, запертых в тесном пространстве на высоте десять тысяч метров, и всего два туалета. Сколько ещё лететь ты не знаешь, но понимаешь, что можно спросить у стюардесс или у соседей. При этом ты принимаешь решение не делать этого, поскольку через некоторое время экипаж выйдет на связь и всё расскажет. Из того, что ты не голоден, можно сделать вывод, что кормили до того, как ты уснул.

Близится тот момент, когда ты взглянешь в иллюминатор. Ситуация располагает. Ты не хочешь встречаться взглядами со стоящими в очереди людьми, не хочешь читать дурацкий журнал, лежащий вместе с инструкцией по безопасности в кармане спинки сидения перед тобой, не хочешь снова пытаться уснуть. На самом деле ты обожаешь летать. Все перечисленные неудобства и ещё столько же сверху не смогут испортить тебе удовольствие, которое приносит полёт. Сколько бы часов он не длился, всё это время ты находишься в состоянии недостижимом на земле никакими средствами. Это приятнее, чем курить сигарету, лучше, чем алкогольное опьянение, веселее, чем конопля, чище любого наркотика. Весь полёт ты испытываешь непрерывную, ни на что не похожую эйфорию и мечтаешь только об одном: чтобы самолёт разбился. Да-да, именно так, ты не хочешь приземляться, потому что отчётливо понимаешь, что лучше, чем сейчас, на земле не будет никогда и ни при каких обстоятельствах, поэтому и мечтаешь, чтобы всё закончилось именно в этот момент максимального абсолютного абстрактного кайфа. Ты просто не помнишь, что смерть для тебя - не конец. Но раз уж самолёт не падает, можно просто наслаждаться, и иллюминатор может стать в этом отличным помощником. На проплывающую снизу землю, расчерченную на квадратики, можно смотреть вечно. Примерно столько же ты можешь разглядывать облака, если всё затянуто. Если за окном темно, тебя завораживают огни далёких городов. В этот раз именно такой случай. С улыбкой до ушей ты прижимаешься носом к иллюминатору и видишь то, чего увидеть не ожидаешь. Там внизу идёт война.

Местность, над которой пролетает твой самолёт, населена очень густо. Размеры городов не очень большие, их огни медленно проплывают под тобой и непрерывно сменяют друг друга. Тёмное пространство незаселённой земли практически отсутствует, и за каждым скоплением огоньков, будь то город или деревенька, неизбежно следует новый. Красота неописуемая сама по себе. А взрывы, сменяющие друг друга на всей поверхности земли, доступной твоему взору с такой высоты, делают это зрелище настолько прекрасным, что глаз не оторвать. Каждый конкретный взрыв уникален. Он возникает из ниоткуда и сразу становится ярче и гораздо больше по размеру обычных городских огней. Через секунду-другую огонёк взрыва также стремительно и бесследно растворяется в темноте. Он может быть практически любого цвета. Даже с такой высоты можно легко различить его форму. Ты видишь отдельные мощные взрывы, а также те, которые разделяются на несколько огоньков. Видишь залпы, оставляющие за собой яркий длинный след, заканчивающийся взрывом другого цвета. Видишь совместные и каскадные взрывы, которые создают разнообразные геометрические фигуры. Масштаб боевых действий колоссален. Это происходит повсюду. И среди огней городов, и в неосвещённых зонах. Их сотни, а может быть и тысячи в каждую отдельно взятую секунду. После того, как гаснет любой из них, в тот же момент в зоне твоей видимости зарождается сотня других. На высоте десять тысяч метров никаких звуков до тебя, конечно, не доносится, но твой мозг автоматически дорисовывает в воображении и воспроизводит тот грохот, с которым разрывается земля под тобой.

Когда проходит первичный восторг и ты, наконец, обретаешь способность выдохнуть тот воздух, который набрал в лёгкие, выглянув в иллюминатор, не отрывая глаз от этого великолепного буйства красок, ты начинаешь много думать. Сначала ты пытаешься понять, оружие, какого мира, способно создавать такой невероятный цветовой спектр при применении. Вариации жёлтого, оранжевого и красного ожидаемы и, разумеется, наиболее распространены, но также постоянно встречаются синий, зелёный и фиолетовый в широком диапазоне своих оттенков. Приходишь к выводу, что мир, наверняка технически развит до уровня технологий космических сражений и лучевого оружия. Но потом вспоминаешь, что летишь на обыкновенном потрёпанном жизнью самолёте. Значит либо нападение технически развитых инопланетян, либо магия. Следующий естественный вопрос, почему так спокойны люди вокруг? При такой интенсивности боевых действий даже обычный полёт пассажирского самолёта должен быть волнительным процессом, ведь велика вероятность быть сбитыми. Но люди либо пытаются заснуть, либо сонные стоят в очереди в туалет. Возможно, именно так они пытаются абстрагироваться от мыслей об опасности. Или же такое состояние мира перманентно, и люди просто привыкли, поскольку рождаются, живут и умирают с этой войной, как неотъемлемым атрибутом жизни. Не в пользу этой теории говорит внешний вид людей. Ты видел миры, где война никогда не заканчивается. Люди, вынужденные воевать всю свою жизнь, так не выглядят и не бывают такими расслабленными. Они всё время в напряжении, они всегда готовы убивать. Одновременно с этими мыслями твой мозг пытается смоделировать всевозможные сценарии твоих действий после приземления, но быстро бросает это занятие, поскольку остаётся слишком много неизвестных. Ты не знаешь ничего о месте, где приземлишься, и что там будет ждать. Есть ведь вероятность, что война идёт не по всему миру, и самолёт приземлится в нормальных гражданских условиях. Действовать однозначно нужно будет по ситуации. В этот момент ты раздосадован тем, что сеть твоего мобильного телефона недоступна. Ты не можешь даже попытаться позвонить Игорю, а ведь это могло бы существенно упростить ситуацию. Может быть, его и нет в этом мире сейчас, но ты не можешь это проверить. Ты стараешься выкинуть из головы неконструктивные мысли, ни на секунду не отрывая взгляда от земли.

Динамик начинает говорить в точности в тот момент, когда твой мозг начинает улавливать подвох. Ты вдруг начинаешь понимать, что после взрывов внутри городов не гаснут обычные огни освещения. Ты ещё раз акцентируешь внимание, что все взрывы исчезают абсолютно бесследно, не оставляя после себя открытого огня или других разрушительных последствий. Ты не можешь понять, почему все боевые действия идут исключительно на земле, и нет даже намёка на воздушные бои или бомбардировки с воздуха. Ровный, спокойный голос совершенно неожиданно расставляет всё на свои места: «Добрый вечер, дамы и господа, говорит командир корабля. Позвольте сообщить вам немного информации о нашем полёте. Полёт проходит на высоте десять тысяч сто метров, температура за бортом минус пятьдесят градусов, наша скорость составляет восемьсот километров в час. В настоящий момент мы пролетаем над территорией Китая. Сегодня двадцать восьмое января. В Китае сегодня Новый год. Празднования уже начались, поэтому вы можете повсюду видеть фейерверки. Именно в этой стране они были изобретены в двенадцатом веке нашей эры и, как видите, остаются невероятно популярными по сей день. Очень красиво. Ориентировочное время прибытия в аэропорт Толмачёво не изменилось, мы планируем совершить посадку в ноль часов, ноль минут Новосибирского времени. В Новосибирске прохладно. Температура воздуха минус двадцать шесть градусов».

Скорость потока мыслей в твоей голове начинает стремительно снижаться. Следующие два часа, пока самолёт не покидает воздушное пространство Китая, ты уже просто наслаждаешься красотой и великолепием того, что изначально принял за боевые действия. Когда твой мозг не занимают переживания о том, как выжить в условиях, которые ждут тебя внизу, краски становятся ещё ярче, а рисунки, создаваемые фейерверками ещё интереснее. Тебе становится грустно, когда это заканчивается, и земля, усеянная огоньками, сменяется тёмным безжизненным песком пустыни Гоби. Тебе не хватило бы и пяти часов этого зрелища. Два часа просмотра тебя лишь только раздразнили. Когда до посадки остаётся два часа, ещё раз дают перекусить какой-то сэндвич. После этого ты засыпаешь, зная, что проснёшься не более чем через час, когда загорится световое табло «Пристегните ремни» и начнётся посадка. Тебе чертовски интересно, будешь ли ты помнить то, что видел во время этого полёта, или опять проснёшься, не понимая, как попал в этот самолёт. Это один из редчайших моментов, когда ты немного сожалеешь о свойствах своей памяти. Такие воспоминания хочется сохранить на всю жизнь, ведь такого можно больше никогда не увидеть, даже прожив ещё тысячу лет. Какова вероятность оказаться в самолёте, совершающим рейс над территорией Китая в канун их Нового года? Даже при условии близкого к бесконечности количества миров, где можно двадцать восьмого января наблюдать подобную картину, это событие может никогда больше с тобой не произойти. Но ты не сильно расстроен. В конечном итоге ты не будешь ни о чём сожалеть, если не будешь помнить. Спи спокойно.


*Написано подчерком Дмитрия*

Очень любопытно, кто и когда написал это в мой дневник…