23.03.2015 13:34:52

В город на Скале Дракона. Часть вторая.


 

Привал кончился, Игорь, витая в тумане мыслей, продолжал сидеть на полене и потягивать вино.
- Эй, Каоги, очнись, мы отправляемся – Агарта пощелкала пальцами перед его носом.
- Оу, прошу прощения, задумался
- Да он уже отыгрыш конем продумывает
- Всяко!
Жонглеры дружно рассмеялись, Агарта просто улыбнулась.

Игорь встал и направился в вагончик.
«Эй, Каоги, тебе туда» - раздался за спиной голос Агарты.
Игорь повернулся и увидел, что она указывала на крышу вагончика.
- А чего так? Внутри нельзя? А то я бы не очень хотел бы вот так светиться.
- Извини, Каоги, но вдруг ещё кто заглянет. Тут, пойми, таинство – в конце исказив интонацию, Агарта попыталась добавить мистичности во фразу.
- Ах, да, разумеется – Игорь улыбнулся и по боковой лестнице вскарабкался наверх.

На его удивление, крыша была неплохо оборудована для езды на ней – по всему периметру были закреплены достаточно удобные мягкие подстилки. По его оценкам, на крыше этого вагончика вкруговую могло бы разместиться человек пятнадцать или шестнадцать. Но пока они ехали впятером, поэтому можно было даже прилечь.
Всё ещё генерируя варианты стыковки с движущейся комнатой, Каоги сел лицом к обочине и лесополосе, накинул капюшон и стал воспроизводить в памяти детальную картину вагончика изнутри, дабы сопоставить необходимые точки сцепки и возможность или невозможность подобного исхода.

- Ну что, Каоги, ты решился быть конем? – спросила Агарта, подошедшая к нему со стороны упряжки.
- А то у меня большой выбор – закрыв ладонью глаза от солнечных лучей, ответил Каоги, посмотрев на неё.
- Вот и прекрасно. Держи свой реквизит и почитай рекомендации к роли – с этими словами Агарта протянула ему сумку.
- Ещё что-нибудь, чем мне стоит заняться? – спросил Каоги, забирая сумку.
- Пока нет, развлекайся – с этими словами Агарта развернулась и отправилась по крыше в сторону упряжи.

Каоги открыл сумку и начал изучать содержимое.
«Странные же у них кони» - промелькнула у него в голове мысль, когда к резиновой маске коня он вытащил зеленый плащ и клетчатый шарф.

У нас бы явно шутили про коня в пальто, но они-то откуда могут про это знать? Период зарождения шутки, не иначе… А ты кто? Конь Каоги в пальто!
Игорь шлепнул себя ладонью по лицу и покачал головой.

«А потом ведь ещё будут шутить про Каоги Альбиноса, маска-то с мордой коня белая» - еле слышно на выдохе пролепетал он.

Рекомендации к роли оказались скорее планом постановки и явным образом содержали места и отсечки, где и когда нужно оказаться. А также ненавязчивое предупреждение, что пару раз в коня метнут ножом. И если не дергаться, а стоять ровно, то это точно будет безопасно, в виду профессионализма метателей.

Каоги поморщился от идеи, что в него просто так будут метать ножи, но с другой стороны, он уже много раз был на поле боя и понимал, что если знать, что в тебя метнут или выстрелят – можно грамотно оставлять шлем целью, а самому уворачиваться. После чего, прикинув траекторию ножа в яблоко и маневр уворота, он успокоился.

Через несколько часов, уже в небольших сумерках, показалась деревня.
- Что, Каоги, готов выступать? – послышался голос Агарты.
- А яблочко, в которое ножи полетят, дадите или мне его самому доставать, дабы не в голову?
- Дадим, я думаю. Но ты, если что, подстрахуйся, а то вдруг – в этот раз в голос засмеялись все, включая самого Каоги.

Солнце последними лучами пробежалось по центральной площади деревеньки, название которой так и не осело в голове Каоги. Но оно было как-то на «Т», хотя и в этом он тоже сомневался.
Вагончик остановился и жонглеры стали быстро разворачивать сцену, а Каоги с Агартой отправились разжигать костры. В одной из закрывающихся лавок, Каоги успел добыть яблок, выменяв их на какую-то побрякушку, которая завалялась в мешке ещё с красного сектора.

Не прошло и часа, как жонглеры уже закончили установку сцены и принялись зазывать народ на уличное представление.
- И вы вот так всегда спонтанно и без графика?
- Да. Так люди охотнее приходят. А если заинтересовать кого, возвращающегося с рынка, так это и потенциальные деньги в шляпу.
- Разумно.
- Каоги, иди готовься уже, скоро мы посмотрим, какой из тебя конь, начинаем через 15 минут.

Каоги кивнул, взял реквизит с крыши и отправился внутрь.
Надев маску, он ощутил насыщенный запах резины и краски – маску явно недавно реставрировали. Сразу стало понятно, что излишне долго в ней не походить. И не столько из-за запахов, сколько из-за того, что в ней действительно не так легко дышать.
Он перед зеркалом проверил устойчивость яблока на голове, после чего аккуратно упаковал плащ, меч и сумку в какой-то сундук и стал ждать начала.

«Итак, мы начинаем наше представление!» - раздался снаружи голос Агарты и зазвенели бубенчики вагончика.

Первыми были маленькие постановки, обыгрывающие то ли какие-то басни, то ли какие-то известные жителям этого Мира короткие исторические эпизоды - Каоги так толком и не разобрался.
Судя по всё ещё хлипким аплодисментам, народ только стягивался. На последней из постановок, стало понятно, что и деревенские жители с детишками понабежали, да и выступления артистов оказались им вполне по вкусу.
После постановок пошли выступления с акробатическими номерами.
В какой-то момент в вагончик заглянула Агарта и дала знак, что выход Каоги в следующем блоке. Каоги кивнул и приготовился.

«А сейчас, достопочтенная публика, вы увидите непревзойденное мастерство наших метателей ножей!» - после этих слов Агарты заиграла очень динамичная музыка и толпа начала аплодировать. Каоги выглянул из-за занавеса - его новоявленные коллеги уже демонстрировали публике эффектные трюки в виде сшибания ножами яблок, которыми жонглировала Агарта, попадание "в десятку" мишени ножом, который зажимался между ступнями и метался во время сальто. Публика была в восторге.
Подумав, что терять уже всё равно нечего, Каоги натянул маску и аккуратно выглянул из-за занавеса. Его появление взорвало толпу на гомерический хохот. Быстро поняв, что толпу терять не стоит - он приставил указательный палец к морде своей маски, тем самым прося толпу "не выдавать" его появления, чем породил вторую волну смеха.
Пока метатели демонстрировали чудеса парного жонглирования ножами, Каоги картинными шагами начал красться к корзине с яблоками.
Добравшись, он ещё раз картинно приставил палец к морде и начал распихивать яблоки по карманам. Одно из тех, в которое уже метали нож, он разломил на четыре части и запихнул кусок в рот маски и пропихнул подальше - это в очередной раз очень положительно подействовало на толпу. И тут у Каоги созрела мысль о том, как чуточку себя обезопасить в формате летящего ножа: он взял одно целое яблоко и зафиксировал его в пасти маски коня. Дальше начался пункт сценария, в котором Каоги должен был оказаться с яблоком на голове как раз у мишени. Тут Каоги проявил немного импровизации и стал также крадучись уходить от корзины. Проходя мимо мишени, Каоги картинно споткнулся и распластался. Публика продолжала быть в восторге. Казалось, их уже больше интересуют похождения коня, чем изящные трюки метателей ножей. Каоги щелкнул пальцами, привлекая внимание одного из. Заметив легкий кивок в ответ, Каоги стал потихоньку вставать, выводя по траектории яблоко во рту маски к "десятке". Легкий свист - и нож пригвоздил яблоко в центр мишени. Аудитория взорвалась аплодисментами. Каоги вскочил и начал изображать побег, выкидывая яблоки из карманов себе за спину. Метатели поняли задумку правильно, поэтому ни одно яблоко на пол не упало - все были прибиты ножами к мишени. За окончанием номера Каоги наблюдал уже из-за кулис. Толпа была в восторге, а хорошим подтверждением тому был звон монет в шляпе.
заключительной речи Агарта поблагодарила всех зрителей и когда все пошли на поклон, Каоги опять надел маску и крадучись отправился с другой стороны сцены за яблоками. Он рассчитывал, что будет замечен публикой, поэтому сорвал ещё одну волну аплодисментов. И, захватив корзину с яблоками, вышел на поклон со всеми актерами.

После представления вагончик свернулся и в ночной темноте вся команда выехала за границу деревни, где и развернулись на ночлег.
- А почему не в деревне?
- Из соображений безопасности, Каоги. Как нас, так и деревни.
- В смысле?
- Всегда проще беды: воровство, поломки и так далее - списать на заезжих. А также, оценивая заработок, иногда бывают желащие его отобрать у простых и не оевых циркачей.
- Понял.
- Это твоя доля, кстати. - С этими словами Агарта кинула Каоги мешочек с деньгами.
- Приятно иметь с вами дело. - Каоги улыбнулся.
- Нам с тобой тоже. У нас давно не было такого грациозного коня на выступлениях. - Тут рассмеялись уже все.

После небольшой порции жаренного мяса на ужин Каоги забрался на крышу, завернулся и, перебирая в голове мысли о том, как же его всё же занесло в этот вагончик, заснул.

Утро для Каоги началось с качки. Качка была вызвана неровностями дороги - вагончик уже ехал. Рядом с сидушками, на которых он спал, стояла тарелка ещё с одним куском мяса и яблоком.
Каоги сел и потянулся.
- Доброго утра. Завтрак уже остыл, наверное.
- А чего не разбудили?
- Да мы как-то по привычке.
- Ясно

Каоги аккуратно спустился, залез в вагончик, умылся и полез обратно завтракать.
Через некоторое время к нему подсела Агарта.
- Как самочувствие?
- Непривычно. Да и были опасения. В конце концов, не каждый день в тебя метают ножи и тебе не стоит уворачиваться. А даже скорее наоборот - надо под них подставляться.
- Ничего, привыкнешь.
- Привыкну? А нам вообще долго ещё добираться? Я думал, что пару дней.
- Ещё пять или шесть дней, за которые предстоит с десяток выступлений, так что втянешься. - Агарта улыбнулась, а Каоги тяжело вздохнул.

Дни и представления летели один за одним. Между ними Каоги тренировался с жонглерами-метателями и придумывал и обсуждал со всеми театральные постановки, касающиеся коня.
Вечером шестого дня, обогнув небольшой лесной массив и горный отвал, вагончик вывернул на хорошую дорогу и впереди показались огни Замка.
Теперь ещё и стало понятно почему это скалу называли не просто Скалой Дракона, но и иногда Каменным Драконом: ближе к вершине в две стороны расходились каменные наросты - пережитки того, что скала раньше была частью горной цепи. Но её "соседи" не пережили силу природы, поэтому у этой так и остались эти два "крыла".

Каоги и Агарта сидели на крыше.
- Ну что, Каоги, мы почти у цели. Пришла пора прощаться.
- Да уж. Спасибо вам всем за прекрасную компанию и отличную дорогу
- Когда услышишь трубы или придворного поэта - заползай сразу в вагончик. Выйдешь, как минуем ворота.
- Хорошо. Но почему?
- Ты чужак, так или иначе. Здесь может быть сколь угодно самый добрый в Мире Король, но вопрос безопасности - это вопрос безопасности, а не доброты.
- Логично.

Бубенцы тихо позвякивали на вагончике, с одной из башен раздался сигнал горниста. Каоги по задней лестнице спустился и залез в вагончик.
Через несколько минут вагончик остановился, Каоги прислушался?

- Кто прибывает из ночи? Отзовись друг, не молчи! Всем гостям мы в целом рады, но представиться нам надо.
- Агарта Альтрас, третья дочь Грауса Швица, хозяйка странствующего цирка.
- Агарта, я рад! Сколько лет? Сколько зим? Давно ты у нас не бывала! Эй, стража, не стойте как ансамбль из статуй - пропустите скорее же даму!

Раздался звук открывающихся ворот и вагончик снова поехал.
Черещ несколько минут раздался снаружи голос Агарты: "Выползай давай".
Каоги аккуратно выглянул из вагончика, он стоял в каком-то небольшом переулке, напротив входа стояла Агарта.
- Ну всё, Каоги, вот теперь наш путь окончен. Было действительно приятно с тобой поработать. Не думала, что кто-то твоего или подобного статуса на столько простой и компанейский.
- Я тоже узнал о себе много нового. - с улыбкой произнес Каоги.
- Это тебе маленький подарок в твоих будущих приключениях - с этими словами Агарта протянула Каоги медную монетку на веревочке.
- Талисман?
- Почти. Это своего рода пропуск в большинство заведений этого города.
- Спасибо большое.
- Будь осторожен, Каоги. Ну и помни, что я теперь всегда рада с тобой поработать ещё. Давно мы столько не зарабатывали, конь был великолепен.
- Поддерживаем - согласились жонглеры, сидевшие на крыше.
- Агарта, Мартэн, Фригз, Кирумо, спасибо вам, было приятно. Ну и до следующих встреч.
- Давай, удачи.

Каоги надел монетку и спрятал её за воротник, аккуратно убрал меч под плащ, накинул капюшон, махнул на прощанье цирковому коллективу и вышел из переулка.