29.05.2013 14:31:00

Переход к полю Шлахштиль


 

Рог трубил "Подъем!". Солдаты неспешно просыпались и вылезали из своих палаток. В котлах на кострах уже закипала вода и готовился завтрак. Дмитрий, Гларн, Гайдин, Альфонс, Игорь, Юля и Ниру встретились за завтраком. Царило молчание, чем-то напоминавшее неловкую тишину. Все понимали, что через несколько часов будет ещё одна битва с тёмной стороной, а затем последний переход к границе королевства.
"Всё же хорошо! Будьте позитивнее!" – вдруг выпалил Гайдин. И тут все в голос засмеялись. Вероятно, именно чего-то такого не хватало, чтобы разрядить обстановку.
"Ладно, через полчаса встретимся" - с этими словами Альфонс поставил пустую тарелку на стол для посуды и направился в палатку надевать доспехи. Следом за ним, закончив завтракать, по своим палаткам готовиться разбрелись и остальные.
В утреннюю суету в лагере снова ворвался сигнал горна, возвестивший военный сбор, а следом лагерь будто взорвался металлическим скрежетом и распоряжениями от командиров звеньев.

Игорь надел доспехи, взял со стойки меч в ножнах и прицепил его на пояс. После чего выглянул из палатки и крикнул кого-то снаружи. Через минуту в палатку забежала пара мальчишек. Игорь кивнул в сторону невысокого но длинного сундука в углу. Мальчишки подбежали, схватили его с двух сторон и вынесли.
- Не хочется его брать. - с неподдельной грустью в голосе протянул Игорь.
- Почему? - поинтересовалась Юля.
- Дурацкое предчувствие. В прочем, не критично-дурацкое, надо отметить.
- Не беспокойся, всё будет нормально.
- Угу - снова протянул Игорь.
- Не грусти, а лучше помоги мне с ремнями!
Игорь улыбнулся и пошел затягивать доспешные ремни на спине Юли.

Через 30 минут лагерь был свернут и упаковывались последние повозки, отряды ещё не стояли по стойке "смирно", но уже кучковались по-отдельности. Солнце медленно поднималось над тем, что недавно было небольшой деревней, рядом с которой был привал. Лучи весело бегали по кирасам, шлемам, щитам, наконечникам копей, утренний ветер играл со знаменами.

"Приведите парня!" - раздался голос одного из командиров.
Из-за спин одной из групп солдат вывели мальчика лет девяти. Он был одет в простую деревенскую одежду, опухшее лицо и красные глаза выдавали недавние слёзы.
- Как ты, Моп? - командир присел рядом с мальчиком
- Не очень - протянул парень и хлюпнул носом.
- Пойми, Моп, твоих родителей уже не вернуть, но сейчас ты должен держаться. Держаться и жить дальше, ты понимаешь?
- Понимаю...
- Я верю, что ты справишься и станешь сильным.
- Я тоже... - дыхание мальчика участилось и стало понятно, что он вот-вот расплачется.
- Когда-то мой отец говорил: "Что нас не убивает - делает нас сильнее". И я ему верил. И только потом понял, что имел он в виду, что чем больше мы теряем - тем становимся сильнее. И сейчас тебе лучше бы следовать чему-то из этих двух постулатов, ты понимаешь?

Мальчик поднял голову и посмотрел большими карими глазами, на которых наворачивались слёзы, на командира: "Я понимаю" - после этих слов он кинулся на шею командиру и расплакался.
"Держись, Моп, держись. Возможно, сейчас ты проходишь самое важное испытание в своей жизни и должен сделать самый важный выбор" - командир снял латную перчатку и погладил мальчика по голове.
- Рохез и Финно - вы остаетесь с парнем и, убедившись что следов не осталось, должны вернуться в замок вместе с Мопом, понятно?
- Так точно, командующий! - в один голос ответили двое.
- А теперь, Моп, прощайся со своей деревней и ложись спать, нам пора.
Мальчик кивнул и направился в сторону того, что раньше было домами.

"Дмитрий, вы замыкаете, так что организация пепелища за вами" - сказал командир, надевая латную перчатку и поворачиваясь к небольшому отряду.
Дмитрий кивнул.
- Игорь, ты замыкаешь, на тебе факел.
- Ок.
После чего Игорь направился к одной из повозок за небольшим бочонком и факелом.

Через несколько минут армия стояла стройным рядом и все смотрели в поле. Последние ряды стояли почти в упор к руинам деревни: кто-то стоял на сломленном заборе или в огороде, кто-то на скотном дворе, кто-то на месте стога сена.
Перед первым рядом щитов по центру "стены" спал Моп. Командир вышел из первого ряда и, присев рядом с мальчиком, аккуратно положил ему монетку в центр лба, после чего встал и вернулся в строй. Через несколько минут пространство над полем начало искажаться.
"Разомкнуть по центру" - прозвучал приказ.
Армия расступилась, сделав широкий проход по центру. По нему с задних рядов к мальчику направились Финно и Рохез - закованные в блестящие стальные доспехи два копьеносца. На копье Финно развивался синий флаг, на котором золотыми нитями была вышита рука с факелом.
Финно и Рохез встали рядом с мальчиком и повернулись налево и посмотрели на командира.
- До встречи. - с улыбкой произнес командир и надел шлем.
- Так точно!
- Всем остальным - вперед, марш!
После этого приказа армия двинулась в искажение пространства.

Небольшой замыкающий отряд сильно выбивался из общей картины - не было ровного строя, блестящих кирас, да и вся подборка была разношерстной.
- Ну что, все готовы? - с улыбкой спросил Дмитрий, потряся ятаганом и поправив рубашку.
- Конечно
- Конечно да или конечно нет?
- Конечно конечно - с улыбкой сказала Юля, посматривая на бутылочку с какой-то зеленоватой жидкостью.
- Я ещё последнюю не докурил - протянул Гларн, делая очередную затяжку трубки.
- А, тогда ждем. - все рассмеялись.

Армия уже скрылась в пространственном искажении и со стороны это было похоже на хаотичное движение клякс, чем на стройные военные ряды.

"Всё, я закончил" - сказал Гларн, упаковывая трубку запазуху. Но все уже это и так заметили, как обычно, поэтому уже двинулись к искажению.

Проходя мимо Финно и Рохеза, Дмитрий похлопал их по плечам. Они кивнули ему и улыбнулись.
Игорь шел последним, выливая за собой полоску вонючей черной жидкости.
На границе искажения он вылил остатки, образовав мерзкую лужицу, и поджег факел, после чего поднял правую руку, попрощавшись с Финно и Рохезом, они кивнули в ответ и встали по стойке "смирно". Он сделал шаг в искажение и, обернувшись, кинул факел в лужу. Пока пространство ещё не сильно меняло детали он видел, как по черной дорожке побежала быстрая волна огня и остатки деревни очень быстро вспыхнули. Он выдохнул, отвернулся и ускорил шаг.

Визуальная размазня достаточно быстро опять сформировалась в стройные полки. Легион вышел на поле Шлахтштиль. Не было сомнений, это именно оно.
- Смотрите, вон тот дуб ещё даже не вырос - Гайдин указал на небольшое деревце на пригорке.
Все посмотрели и тихо кивнули. все понимали, что через какую-то сотню лет для этого места тут даже будет дорога, но вслух при всех этих солдатах это обсуждать не стоило.

На другой стороне поля не было никакой растительности. Там жила смерть: засохшие одинокие деревья, сухая мёртвая земля, холодный ветер и какой-то легкий полумрак, как будто даже солнце не хотело туда светить. Что сразу бросалось в глаза - мёртвая земля действительно наступала. Невооруженным взглядом было видно, как зеленая трава начинала засыхать и очень быстро обращалась в пыль. Это была волна. Волна смерти, идущая стеной, захватывающая всё, что только может захватить, убивая.

На другом конце поля из полумрака раздался звон. Ещё одна армия, подобная Легиону, вышла из тени. Один только её вид вселял ужас и отвращение: полуразложившиеся (или уже полностью скелеты) тела войнов, смердящий запах, который уже долетел до стройных рядов Легиона, пробирающий до самых костей вой, который когда-то был словами.

Надо отдать должное, вторая армия тоже была хорошо организована и её ряды были тоже были ровны и сплочены.

Две стены войнов, уходящие вдаль на всю ширину поля, стояли и смотрели друг на друга. Каждая сторона понимала, что это не последнее сражение.

"Вперёёёёд!" - с этим криком, выскакивая из-за спин строя, выбежали Дмитрий и Гайдин и рванули в сторону противника. Следом за ними выскочил и весь отряд.
Ни один строй больше не шевелился. Ровно на границе воздействия "волны" Дмитрий влип во что-то вязкое и непроходимое. Какая-то стена стояла между двумя армиями.

"Что за чертовщина?!" - негодовал Дмитрий, пытаясь прорубить себе проход. Безуспешно.

"Ещё не время" - раздался чей-то очень громкий, но в то же время очень спокойный голос. Казалось, он звучал в ушах у каждого, а не висел над Шлахтштилем.

Они остановились и начали оглядываться по сторонам.
"Вон он" - кто-то из строя указал на фигуру в балахоне с белым платком в руке, сидящую на одном из деревьев на границе зелёного луга и мёртвой земли.

- Ты ещё кто такой? - крикнул Дмитрий.
- Я Августин четвёртый. И сейчас Вы собрались выяснять отношения на моей земле.
- Тебя тоже грохнуть под шумок?
Фигура в балахоне ничего не ответила, а только тихонько рассмеялась. На таком расстоянии этого не могло быть слышно, но слышал каждый.

Внезапно подул ветер и тот, кто назвал себя Августином вытянул руку с платком. Спустя мгновение, он разжал пальцы и платок, подхваченный ветром, полетел на поле. Как только он коснулся земли, с легкой вспышкой сдерживающий барьер исчез и армии сорвались на встречу друг другу.