29.12.2012 21:38:08

Я проснулся


Я проснулся. Кто я? Где я? Зачем я здесь?

Это Крайчек научил Дмитрия начинать каждый день с этих мыслей. Разумеется, Дмитрий об этом забыл и считал привычку отвечать на эти три ключевых вопроса собственным гениальным изобретением. При этом ответ на первый вопрос находился почти всегда, а вот второй и особенно третий иногда вызывали серьёзные трудности. Вот примерно как это бывало.

***
Я проснулся. Меня зовут Дмитрий Рикарди. Я - обычный парень. Я в припаркованной машине. В Красном. В Томске. Нет, в Кемерово. Нет, в Томске. Ай, ладно, сейчас разберёмся. Я должен встретить Гайдина и Рин. В 10:00. Значит я точно в Томске. Чего им делать в Кемерово? Сколько времени? 9:30?! Твою мать!

Дмитрий сел и привёл спинку водительского сидения в вертикальное положение. Достал из кармана ключ и несколько секунд смотрел на чёрный пластмассовый параллелепипед, пытаясь понять каким местом его следует вставлять в замок зажигания. Потом понял, что и вставлять его, собственно, некуда. Вместо отверстия для ключа была выступающая ручка, при повороте которой по часовой стрелке, двигатель почти беззвучно завёлся.
Вот нифига же не похоже на мою старую Тойоту. Больше похоже на какой-то новый... Ниссан.
Решив не забивать голову лишними мыслями, Дмитрий выехал из двора, в котором провёл прошедшую ночь. Через полчаса кружения по городу он уже точно знал, что находится не в Томске и не в Кемерово. А ещё через час он нашёл Гайдина и Рин и услышал новости, которые ему сильно не понравились.

***
Я проснулся. Я - Дмитрий, великий воин. Темно. Представления не имею, где нахожусь. Наверное, потому что последнее время я был мёртв. Странно, я ведь не должен этого помнить. Обычно смерть стирает воспоминания нескольких последних дней жизни. Вплоть до недели. Но в этот раз я помню всё очень хорошо до того самого момента, как этот странный парень в розовой рубашке вогнал топор мне в череп... Кто-то идёт...

Раздался лязг открываемой металлической двери и где-то наверху в кромешной тьме образовался прямоугольник яркого света. Быстро осмотревшись, Дмитрий понял, что находится в каком-то грязном подвале, единственный выход - только что открывшаяся дверь на высоте примерно 4-х метров, к ней ведёт ступенчатая лестница с перилами, по которой уже спускается какая-то массивная фигура. Решив не выяснять намерения гостя, Дмитрий резко поднялся на ноги и побежал прямо на него вверх по лестнице. После того, как две трети пролёта остались позади, пришлось резко остановиться и увернуться от удара тяжёлой руки незнакомца. Стало очевидно, что здоровяк пожаловал не для того, чтобы выпить чаю и пообщаться. Он был около двух метров ростом, можно сказать, человеческого телосложения, но с непропорционально длинным телом, короткими толстыми ногами и мускулистыми руками почти до пола. Выпрямляясь, Дмитрий изо всех сил ударил туда, где по его предположениям находилось солнечное сплетение существа. Тот издал странный звук и скрючился от боли. Дмитрий тут же нанёс локтём в голову, после чего перекинул окончательно потерявшегося монстра через перила. В тот момент, когда поверженный противник достиг пола подвала, Дмитрий уже успел преодолеть оставшиеся ступеньки и прямо в дверях получил настолько страшный и неожиданный удар в лицо от другого аналогичного существа, что пролетел всю лестницу и грохнулся на спину около первой ступеньки. Только что сброшенный с лестницы монстр пришёл в себя очень быстро и набросился на лежащего Дмитрия. До того, как с лестницы спустился второй, парень ещё сопротивлялся, но когда они взялись за него вдвоём, он понял, что это бесполезно.

Через десять минут эти существа тащили зверски избитого "великого воина" наверх. Дмитрий уже знал, где он и что его ждёт. Уродливые физиономии этих тварей забыть невозможно. Почему-то именно в этом бессмысленном мире Дмитрий оказывался после смерти с завидной регулярностью. Всё в нём подчинено лишь одной идее: смертельным битвам на разнообразных, многочисленных аренах. И на каждой всегда такие вот охранники. Удивительно, что в этом мире Дмитрий был настолько силён, что на арене не встретил ни одного по-настоящему опасного противника. Но справиться с надсмотрщиками или даже сбежать от них не получилось ни разу. А это всегда значило, что сражаться на арене придётся до тех пор, пока толпа не потребует свободы полюбившемуся бойцу. Тогда-то и можно будет поискать выход из этого забытого всеми богами места. А пока для облегчения процесса Дмитрию очень хотелось раздобыть ятаган.

***
Я проснулся. Меня зовут Дмитрий Рикарди. Властелин мира, но не этого. Ведь это Красный. Им править не интересно, да и бесполезно. Я в Кемерово. Нет, в Томске. Нет, в Кемерово. В Томске я буду завтра. Там я должен буду встретить Гайдина и Рин. А сегодня ещё надо успеть встретиться с Джулией. Значит я точно в Кемерово. Чего ей делать в Томске?

Дмитрий встал с кровати и неспеша пошёл в ванную комнату съёмной квартирки. Было раннее зимнее утро. Даже светать ещё не начало. В выходной день Джулия рано не просыпается, так что у Дмитрия была уйма времени. Поэтому он делал всё очень медленно и расслабленно. Около часа он просидел в горячем душе, потом ещё час готовил завтрак и ещё час его ел, бессмысленно глядя в телевизор. Джулия позвонила около полудня, и Дмитрий завёл с пульта автомобиль и начал одеваться. Уже в дверях, он понял, что забыл в комнате телефон, развернулся и застыл на месте. Прямо перед ним посреди прихожей стояла девочка лет четырёх в голубом летнем платьице в горошек. "Не может быть. Только не это. Только не здесь," - пронеслось в голове у Дмитрия. Но, сколько бы он не тёр глаза, прижимаясь спиной к входной двери, появившаяся откуда ни возьмись девочка продолжала теребить косички, глядя прямо на Дмитрия большими небесно-голубыми глазами. Через несколько минут он понял, что стоять тут вечно - бесполезное занятие и, стараясь не трястись всем телом стал по стеночке пробираться к комнате. Там его взглядом встретил мальчик лет пяти, игравший со сломанной машинкой на ковре. Дмитрий на секунду застыл в дверях. "Успокойся," - сказал он себе, - "Ты же знаешь, дети апокалипсиса никогда не приходят по одиночке." Он аккуратно проследовал к прикроватной тумбочке, на которой лежал телефон, схватил его и поспешил к выходу. В прихожей девочек было уже две. Они внимательно рассматривали большую пластмассовую куклу. Точнее то, что от неё осталось. Ощущение было такое, будто игрушка пережила ядерную войну. Волосы наполовину вырваны, наполовину сожжены. Глаза отсутствуют, на лице грубо вырезаны какие-то символы. На одной руке оторваны пальцы, вторая оплавлена почти до локтя. Одна нога отсутствует, а вторая, какая-то совершенно нескладная, приделана от какой-то другой, по ощущениям, чрезвычайно уродливой куклы. По всему телу проплавленные дыры, одежда превратилась в лохмотья. Практически в предынфарктном состоянии Дмитрий прокрался к двери и выскочил в подьезд. На один пролёт выше на лестничной площадке с мусоропроводом сразу трое детишек водили хоровод и пели какую-то жуткую песенку. Истекая холодным потом, Дмитрий быстро побежал вниз по лестнице. Морозный зимний воздух содрогнулся от истошного вопля, как только он оказался на улице. К счастью, во дворе никаких признаков детей не наблюдалось. О встрече с Джулией уже не могло идти и речи. Теперь надо было срочно решать возникшую проблему. И дело не в спасении мира. Да, дети апокалипсиса - предвестники конца света, но до этого события с момента их появления может пройти ещё несколько лет. И не в том дело, сколько разрушений они могут учинить сами по себе. В глобальном масштабе - это всё равно мелочи. Проблема в кошмарном ужасе, который приносят дети апокалипсиса с собой. Ни в одном из миров ещё не нашлось ни одного существа, способного прожить хотя бы неделю, после того, как детишки показались перед ним. Всё заканчивается разрывом сердца (или подобного органа) или самоубийством на почве постоянного прогрессирующего страха. Даже у киборгов все процессоры сгорают от перегрузки. Умирать сейчас было нельзя ни в коем случае. Осуществлять запланированное с Гайдином и Рин в таком состоянии тоже нереально. Единственный выход - забыть то, что видел. Благо, для этого мозг Дмитрия был устроен как нельзя лучше.

***
Я проснулся. Меня зовут Дмитрий Рикарди. И сегодня мне больше всего хочется быть обычным танцором. Я в простеньком гостиничном номере, в городе Кемерово, в Красном секторе. И я здесь просто отдыхаю. Вот только разбудил меня мой мобильник. И кому я понадобился в такую рань?

- Слушаю.
- Привет, Дмитрий, - в голосе Игоря угадывалось беспокойство, - Новости смотришь?
- Нет, а надо?
- Хорошо бы. У нас инопланетное вторжение в Омске.
- Чего?
- Зерги. В StarCraft играл?
- Э-эм... Да, играл.
- Вот прямо такие, как там. Зерги. Сотни, тысячи, может быть, даже миллионы. Прилетели и жрут всё на своём пути. Людей, здания, автомобили, и самое главное, представляешь, они жрут дороги!
- Ужас.
- Ну. Срочно отправляйся туда и останови эту хрень.
- Нет, - Дмитрий посмотрел на дверь в ванную из-за которой слышался шум воды, - Я сейчас в Кемерово, провожу время с Джулией и не собираюсь никуда отсюда срываться. Разбирайся с этим сам.
- Я тоже не могу. Мы с Юлей в Томске, и, сам понимаешь, у нас тут дела поважнее твоей ваты.
- Значит отправь туда Гларна с Гайдином. Они там камня на камне не оставят. Я тебе сказал, я этой фигнёй заниматься не буду. Да и твои дела тоже бессмысленны. Инопланетное вторжение, говоришь? Зерги? Ты ведь сам понимаешь, что это значит. Мы же опять не в Красном, Игорь! Там такого по умолчанию происходить не может. Вспомни квартиру №211, вспомни зомби-апокалипсис, впомни эти неизвестные города, в которых мы оказываемся вместо тех, в которые отправляемся. Ты имеешь хотя бы примерное представление, сколько существует копий? Можешь прикинуть сколько раз мы промахивались, планируя попасть в Красный? А сколько раз мы промахнулись и даже не поняли этого, как думаешь? Ты находишься не в том Томске, а значит у тебя там нет никаких дел, а мне нет никакого дела до судьбы этого мира. Дай мне отдохнуть спокойно.
- Хорошо. Имеешь право. Главное, чтобы ты сам понимал, что этот твой отдых наполовину бегство, наполовину самообман. Ведь согласно тому, что ты сам сказал, девушка, которая сейчас рядом с тобой, не та Джулия.
- Ха-ха, не кажется ли тебе, что "ту Джулию", то есть настоящую из настоящего Красного сектора я, может быть, никогда и не встречал. А те, которых встречал, ничем друг от друга существенно не отличаются. По крайней мере на меня реагируют всегда одинаково. Так что у меня всё в порядке.
- Ну ок. Как знаешь.
Игорь повесил трубку, а Дмитрий растянулся на кровати и стал ждать, когда Джулия выйдет из душа.

***
Я проснулся. Я - некромант, Дмитрий. До того момента, как тут начался зомби-апокалипсис и проявились мои способности, я думал, что я в Красном секторе. Теперь очевидно, это какая-то копия. Однако сейчас стратегически важно понять и остановить здесь эту заразу. Всё, хватит валяться! Подъём!

- Га-айдин! Ты проснулся? - закричал Дмитрий, с трудом приводя тело в вертикальное положение.
- Я и не спал, не шуми. Пока ты тут расслаблялся, было 2 атаки на бункер. Последняя закончилась полчаса назад. Я так отдохнуть прилёг.
Гайдин наполовину свесился со второго этажа двухъярусной кровати и разглядывал Дмитрия.
- Ты-то как? Восстановил силы?
- Частично. Сколько я спал в итоге?
- Часа четыре. По-королевски, можно сказать. Но тебе можно, самое главное, что ты до нас добрался.
Дмитрий уже поднялся и оделся, а Гайдин спрыгнул со второго этажа. Из маленькой комнатушки они вышли в полутёмный коридор, некоторое время шли прямо, потом свернули в ответвление налево. Вскоре они вышли в большой зал, наполненный людьми и сигаретным дымом. Люди метались по помещению, ругались, кричали, матерились, перетаскивали с места на место какие-то сумки, обрабатывали, бинтовали и зашивали раны, чистили и заряжали огнестрельное оружие, очищали от крови и затачивали холодное. Появление Дмитрия и Гайдина, казалось, никто и не заметил. Лишь некоторые одобрительно кивнули в их сторону. Они прошли через толпу и уселись за заваленный бумагами стол у дальней стены помещения. Гайдин открыл ноутбук. Дмитрий стал быстро просматривать и сортировать документы.
- Статус?
- Около 70% населения уже инфецировано, - тут же ответил Гайдин, - Бои идут по всему миру. В общей массе прогнозы неутешительны. Однако есть несколько точек, которые последние пару суток считаются свободными от зомби, а следовательно безопасными.
- Очень интересно. Самое главное уже выяснили?
- Нет. Мы до сих пор не знаем, каким образом передаётся вирус. Не через укус. Сейчас это уже очевидно. Многие укушенные спокойно лечат раны и продолжают сражаться дальше без каких-либо последствий. В то же время многие из тех, кого не кусали вдруг ни с чего превращаются в зомби, - взгляд Гайдина сфокусировался на какой-то точке внутри помещения, - Вот, как тот парень, например.
Дмитрий повернул голову и увидел, как один из бравых ребят, ещё недавно занимавшийся своими делами, корчился на полу и угрожающе рычал. В помещение моментально воцарилась тишина. Взгляды были прикованы к несчастному. Люди расступались и доставали оружие. Дмитрий встал из-за стола и подошёл поближе.
- Стоп-стоп. Никому не стрелять.
Через несколько минут тело на полу перестало дёргаться и затихло. Ещё пару минут спустя, новоиспечённый зомби стал медленно подниматься на ноги. Бледность его кожи явно свидетельствовала, что все жизненные процессы в нём прекратились. Лицо осталось перекошенным гримасой боли. Глазные радужки полностью выцвели и теперь полностью сливались с белком. Посмотрев вокруг, зомби бросился на ближайшего к нему человека, то есть на Дмитрия. Увернувшись от рук, пытавшися схватить его, некромант резко положил ладонь на голову зомби. Тот моментально прекратил атаку и опустил руки. Несколько секунд спустя в его глазах вновь появилась радужка. Янтарная, очень яркая, она буквально светилась совершенно неестественно, но очень красиво. Выражение лица зомби, надо сказать, при этом не изменилось и изрядно портило картину.
- Это что ещё за спецэффект? - показал подошедший Гайдин на глаза зомби.
- Не знаю. Почему-то в этом мире у всех заражённых вирусом выцветают, а у моих становятся вот такие, - пожал плечами Дмитрий.
- Зато легко отличить...

В этот момент в зал вбежал какой-то взъерошенный тип и заорал: "У нас атака на северном входе!" Люди оживились, вскинули оружие и стали массово убегать в корридор.
- Сообщите, если наша помощь понадобится, - крикнул Гайдин вслед убегающим.
Они вернулись за стол, янтароглазый зомби сел с ними. Гайдин продолжил:
- Так вот, мы уж думали, что эта гадость тупо в воздухе, со временем каждый вдыхает критическую для себя массу и превращается. В этом случае можно было бы и не дёргаться. Всё равно все обречены. Однако этому противоречит появление тех самых "безопасных" зон, о которых я говорил. Например, в Сан-Антонио 2 дня назад вырезали всех зомби, и с тех пор ни одного случая заражения зафиксировано не было.
- Интересно. А кто руководит обороной в этом городе?
- Некто Фридрих Штерн.
- Кто такой, почему не знаю?
- Никто не зна... Не зна... - Гайдин странно тряс головой, и взмахивал руками, пытаясь закончить фразу, - Не знай-ы-ы-э-эт!
- Гайдин? Кажется, ты превращаешься в зомби... - Мышцы Дмитрия сводила странная безболезненная судорога. Его всё больше срючивало в позу эмбриона прямо на стуле.
- НА СЕБЯ ПОСМОТРИ-И-И! - прорычал Гайдин.
- Слушай вннмательно, мои спсобности уже отключилссь, но это ещё не кннец, - Дмитрий очень старался, но предательская челюсть отказывалась слушаться, - Пррврщщщение прртекает от несклльких минут до несклльких сутк. Мы дллжны дбраться туда, откуда я пришшшл. Мы с одннм надёжнм парннькмм рззработали прртивоядие, и он счас заннмается его мссовым прризводством. Гллвное - дйти! И мы спсены! ВСТАВАЙ! НАДО ИДТИ!
В комнате не осталось никого, кто мог бы заметить метаморфозы. Все убежали сражаться к северному входу. Зомби с янтарными глазами совершенно не волновало, жив его хозяин или мёртв, он, покачиваясь, следовал за ним и вопросов не задавал. Они беспрепятственно вышли через южный вход. Охранники не обратили внимания на их неуверенную походку. Когда они отошли на один квартал от бункера, трансформация завершилась.

Это был момент ключевого открытия в этой истории. Дмитрий и Гайдин поняли, что после превращения действительно прекращаются все жизненные процессы в организме. Сердце не бьётся, кровь не движется по организму, дыхание останавливается, нет ни боли, ни усталости, но мыслительные процессы остаются в точности такими же, какие были при жизни. Беда лишь в том, что мёртвое тело очень слабо слушает приказы живого мозга. Точнее, оно даже более-менее реагирует, но с большим опозданием, не с первого раза и делает при этом кучу различных ненужных действий или подменяет сложные действия простыми. Например, как не старайся, не сможешь идти прямо. Направление, в котором хочешь двигаться будет соблюдаться, но идти будешь петляя, шатаясь, а иногда будешь тупо зависать на месте. Побежать можно, но нереально сорваться с места. Необходимо сначала долго идти, набирая скорость, и только потом перейти на бег. Манёвренность на бегу просто никакая. Чаще всего всё заканчивается тем, что врубаешься во что-нибудь и падаешь. Не больно, но потом долго заставляешь непослушное тело подняться на ноги. Довольно сложно и долго взять что-то в руку. А если взял, чрезвычайно сложно бросить. Разговаривать, разумеется, невозможно. Вместо слов получается только тупое классическое "зомбаковское рычание". Самое неприятное, когда тело совсем перестаёт слушаться команд, если видит что-то живое, что можно съесть. В этом случае оно пытается любыми средствами достичь цели и утолить свой "голод". При этом может проявлять гораздо лучшую подвижность и координацию движений, чем удаётся выжать через "управление". Мозг будто заперт внутри, но при этом воспринимает входящую посредством органов чувств информацию. Можно себе представить, как неприятно ощущать вкус крови и сырого человеческого мяса, когда твои собственные зубы вгрызаются в чью-то плоть. Но в остальном попытки заставить тело делать то, что тебе нужно в сравнении с тем, что получалось на самом деле, вызывало почти непрерывный внутренний и, разумеется, невидимый со стороны смех. Ещё смешнее запертому мозгу становилось от осознания, что в каждом из бредущих рядом зомби сидит такая же личность, пытающаяся сделать что-то более осмысленное, чем поедание случайного прохожего.
Путь был не близким. У Дмитрия и Гайдина было много времени поэкспериментировать в такой необычной ситуации. Самое главное, они больше не боялись опоздать. Ведь лекарство, о котором говорил Дмитрий излечивало полностью, заживляя даже все раны, которые успел получить зомби. Важно было просто идти и молиться, чтобы на пути не встретился какой-нибудь серьёзный охотник на зомби. Остальное - дело времени.

***
Я проснулся. Меня зовут Дмитрий Рикарди. Я повелитель пространства и времени. Я в своей каюте на Летучем. Согласно отчёту Генри, мы в в секторе FFCC613. Ликвидируем последствия битвы с неустановленным противником.

Глаза Ани были открыты. Она обнимала и гладила Дмитрия в тот момент, когда он проснулся.
- Я разбудил тебя? Прости.
- Ничего страшного. По-моему, ты плакал во сне. Что тебе снилось?
- Смерть.
- Чья?
- Всех, кого я любил.
Она обняла его ещё крепче.
- Как же так? Ты бы такого никогда не допустил.
- Да, но, к сожалению, меня тоже можно убить. Пусть и не навсегда. Я пытался всё предотвратить. Потом пытался всё исправить. Ничего не получилось. При всём своём могуществе я чувствовал себя абсолютно беспомощным. Как будто всё стало очень большим, а я очень-очень маленьким.
Его повествование было прервано долгим нежным поцелуем.
- Потом я почти бесцельно скитался по разным мирам. Везде творил какую-то фигню. Особенно запомнилось, как зарубил не виноватого ни в чём ангела в мире с очень странным механизмом функционирования.
- В Мире Ангелов и Тварей, наверное?
- Да, - глаза Дмитрия стали круглыми, - Так он существует на самом деле? Это не плод моего воображения? Ты была там?
- Нет, но слышала о нём неоднократно. И последний раз, не поверишь, от Игоря.
- Ещё как поверю. Ничего удивительного. Хм, пожалуй, стоит заскочить туда как-нибудь на досуге. Стоп. Так если он существует, всё, что я видел, действительно может произойти? А если это был вещий сон?
- Значит надо не допустить того, что ты видел.
- Это точно. Знаешь, большую часть сна я посвятил поиску ответа на вопрос "когда наступил тот момент, после которого мы уже ничего не могли изменить, и наша судьба была предрешена?" Я так этого и не понял. Сейчас мы ещё явно не дошли до этой "точки невозвращения", но последние события, вынудившие меня притащить тебя сюда, уже очень тревожный сигнал. А если именно мои действия приведут к тому, что я видел во сне? Как мне дальше вечно жить с этим? Я ведь не...
Мысль Дмитрия оборвалась на полуслове. Он засыпал, обнимая Аню. Она провела рукой по его щеке и тоже закрыла глаза.
- Ты просто всё забудешь. Вечная жизнь может стать пыткой, но только не для такого, как ты.