11.12.2012 00:13:58

Недосказанная история...


Он проснулся за несколько минут до того, как будильник разорвал тишину раннего утра. Сел, устало провел руками по волосам, шумно вздохнул и, взяв телефон, пошел в душ. Когда, спустя 15 минут раздался звонок, он был уже на кухне и пил сладкий чай с лимоном.

- Слушаю. – Взгляд молодого человека был направлен за окно, где в предрассветной мгле водили хороводы огни машин.

- Альфонс, ты нужен в Конторе. Немедленно. Код Альфа-12. Красный.

- Принято. – Он закрыл глаза и поставил кружку на подоконник. – Буду в течение 25 минут.

- Данные высланы на твой компьютер. Поторопись. – Связь разъединилась.

- Как всегда. – Самому себе сказал Альфонс и вышел из кухни.

Через 10 минут, уже сидя в машине, он включил бортовой компьютер своего немолодого седана и начал изучать полученные данные. Дело было плохо.
Мир, в котором жил Альфонс назывался Доминион и факт существования мироходцев в нем был отлично известен соответствующим государственным структурам, несмотря на то, что по данным, которыми молодой человек располагал, ни один из его выходцев таковым не становился. Более того – Доминион, не обладая практически никакими собственными сверхъестественными характеристиками: единственной доступной его населению способностью была возможность «видеть» способности и потенциал других, поддерживал тем не менее любые способности прибывающих сюда мироходцев, будь то магия, высокотехнологические устройства или псионика. Именно поэтому, для того, чтобы «гости» не разрушили его целиком и полностью была создана Служба Охраны Доминиона, в которой Альфонс и состоял на должности полевого агента отряда Аварийного Реагирования. Несмотря на кажущуюся уязвимость перед «вторженцами» СОД:АР была в состоянии отразить практически любую угрозу, так как ее агенты имели обширный опыт и арсенал привнесенных из других миров технических приспособлений. От широкой общественности факт существования и функционирования этой организации тщательно скрывался, как и факт наличия других миров. Неаккуратное распространение этой информации привело бы к панике, а в атмосфере тайны Служба, или Контора, как называли ее сотрудники, работала как часы, отражая все появляющиеся угрозы.

Альфонс состоял в рядах Конторы уже давно, лет с 15. Тогда все сильно изменилось и, честно говоря, оглядываясь сейчас назад, он почти ничего не мог вспомнить из того, что было до этого. Его жизнь целиком и полностью принадлежала Конторе.
Дисплей показывал, что в районе складов идет затяжной бой с участием двух мироходцев. Один из них не был известен Конторе, но другой был опознан как Матаад рид Анаати.

Это имя было хорошо знакомо Альфонсу. Даже слишком хорошо. Матаад не единожды уже появлялся в этом мире, и каждый раз приносил с собой хаос и разрушения. Мироходец класса альфа, владеющий могущественными способностями, в число которых входили пирокинез и молекулярная дестабилизация, он неизменно проходил через ряды сотрудников СОД:АР как нож сквозь масло. Его появление означало одно - смерти. Много смертей...

О втором не было известно практически ничего. Пока было замечено, что он применял экстраординарное владение оружием и, судя по всему, какую-то форму манипуляции физической составляющей мира. Альфонс тихо выругался. Молекулярная дестабилизация, которой обладал Матаад, уже сама по себе была крайне грозным оружием, но все же являлась лишь составной частью того, чем располагал незнакомец. И это означало, что с ним будет крайне сложно справиться.
Альфонс быстро отправил в Контору запрос на перенаправление к зоне действий. Все необходимое у него было с собой, и он не хотел тратить время на общий брифинг перед выездом – при столкновении таких «персонажей» счет шел на часы.

Монитор мигнул, высветив подтверждение и координаты места схватки. В Конторе знали о его привычке ехать сразу на место действия и, хоть это было и не по правилам, закрывали на это глаза. Опытным оперативникам прощают небольшие причуды.
Альфонс включил навигатор и направил автомобиль по новому курсу…

На складе кипел бой. Матаад швырнул в своего противника сгусток пламени и недовольно фыркнул, увидев, что тот легко увернулся. По тому, как он двигался, можно было предположить в нем опытного воина, но Матаад все равно уверенно, хоть пока и безуспешно, пытался сократить дистанцию. Что бы не умел этот малый, вряд ли он сможет что-то сделать, когда молекулы его тела вдруг начнут разлетаться в стороны. Достаточно было одного прикосновения для того, чтобы от незнакомца осталась лишь лужа непривлекательной жижи. Этим способность Матаада была уникальна - все, обладающие подобными способностями, из тех кого он встречал, были вынуждены какое-то время сохранять с объектом контакт, вливая в него энергию постепенно, разрушая его с течением пусть небольшого, но времени. Матаад же передавал всю энергию сразу и процесс шел уже без его непосредственного участия. Это позволяло с расстояния насладиться зрелищем погибающего в мучениях врага.
Единственное, что немного беспокоило Бич Н'тажа, как прозвали его в мире Ат'ан'Нун, это то, что его противник сохранял совершеннейшую невозмутимость, при том что точно знал, кто Матаад такой - в момент встречи он назвал его по имени. Конечно, его было не трудно узнать – четыре нескладные, длинные руки, имеющие на один сустав больше, чем людские, лицо, лишенное носа, но зато обладающее тремя парами глаз - народ Матаада эволюционировал из аналога паукообразных, поэтому его внешний вид был весьма далек от человеческого. Его противник, напротив, обладал ничем не примечательной с точки зрения Матаада внешностью - обычный человек, черноволосый, пожалуй несколько повыше и пошире в плечах чем большинство людей, но до двух с половиной метров роста "паука" ему все равно было далеко. Только лишь глаза, темно-карие, с едва различимой синей полоской, идущей по краю радужки, совершенно безразличные, немного беспокоили Матаада.

Альфонс остановил машину у входа на склад. Оранжевые огни, мерцавшие в окнах подсказывали, что совсем скоро здание охватит пламя от многочисленных использований пирокинеза. Медлить было нельзя. Молодой человек открыл багажник, положил туда пиджак и надел композитный бронежилет. Достав из специального отделения крупнокалиберный пистолет он проверил обойму реактивных патронов и с тихим щелчком вогнал ее в рукоять. Идти в одиночку даже против одного Матаада было, конечно, самоубийством, но Альфонс и не собирался этого делать. Пока в его задачу входила только разведка обстановки и составление условного плана штурма. Он надел темные очки и усилием воли привел в действие их компьютер. Проекционная прицельная сетка легла на сетчатку глаза. Замечательная разработка отслеживала состояние организма, положение оружия и в реальном времени просчитывала и визуализировала траекторию полета пуль. Альфонс пригнулся и неестественно тихо для такого мощного человека побежал в сторону склада.

Матаад перешел в массированное наступление, нанося молниеносные удары спинными, боевыми конечностями. Пара «рук», оканчивающихся костяными лезвиями, втыкались в грузовые контейнеры, пробивая сантиметровую сталь как оберточную бумагу, когти с отвратительным свистом полосовали воздух. Противник был невозмутим, неизменно ускользая от ударов, даже не пытаясь блокировать их. Это несказанно раздражало Матаада. Если бы он на долю секунды бы прикоснулся к клинку незнакомца, он бы уничтожил его и тогда человек остался бы безоружным перед гневом арахна! Краем глаза Матаад заметил какое-то движение и на долю секунды отвлекся. На долю секунды. Незнакомцу было этого достаточно. Меч описал сверкающий полукруг, но человек недооценил скорости реакции противника – хитиновая ладонь сомкнулась на лезвии. Паук передал заряд и клинок начал течь, разрушаясь на молекулярном уровне, превращаясь в лужу аморфного металла. Матаад отлично видел, что человек собирается ударить его левой рукой в торс, но не придал этому значения – хитин выдержал вы даже попадание пули, не говоря уж о затянутом в перчатку кулаке. Сейчас перед арахном стояла более важная задача – быстро скопить второй заряд, чтобы воспользоваться тем, что враг оказался рядом и уничтожить его раз и навсегда. Он заглянул в глаза незнакомца, ожидая увидеть в них ошеломление или страх, вызванные потерей оружия, и немало удивился, наткнувшись на все то же холодное равнодушие. Заподозрив неладное, он быстро перевел взгляд вниз, на руку нападавшего, и даже успел заметить вспыхнувшие вокруг предплечья рунические круги. Последовавшая за мягким прикосновением раскрытой ладони передача колоссального количества кинетической энергии застала Матаада врасплох. Его отшвырнуло от человека, протащило по полу добрых пять метров и с силой вмяло в контейнер, который прогнулся, наполняя склад стоном сминаемого металла. Как грудная, так и спинная хитиновые пластины арахна покрылись многочисленными трещинами, из которых начал сочиться голубоватый ихор.
Незнакомец внимательно посмотрел на оставшуюся в его ладони рукоять меча, и приложил ее к контейнеру. На его поверхности замерцали круги, наполненные светящимися символами и металл контейнера начал меняться, соединяясь с рукоятью, превращаясь в новый клинок. Трансформация завершилась в считанные мгновения и человек, взмахнув новым оружием, зашагал к арахну. Матаад понял – нужно уходить. Он распахнул хилицеры, плюнул в лицо врага сгустком ядовитой слюны и, подобравшись, взмыл в фантастическом, десятиметровом прыжке, окончившимся как раз на потолке склада. Распластав конечности, он быстро пробежал по бетонной поверхности и, выбив окно, выпрыгнул наружу.

Альфонс вышел из укрытия как раз вовремя, чтобы увидеть, как зарастает окруженная парящими символами дыра в рукаве незнакомца. На долю секунды ему показалось, что он увидел, как регенерирует и кожа, но ткань восстановилась слишком быстро, чтобы быть уверенным. Боец обернулся и его взгляд остановился на Альфонсе.

- Агент СОД:АР. – Оперативник держал пистолет в боевой готовности, но направленным чуть в сторону. – Назовите себя.

- Владислав Швертер. В некоторых мирах известный как Самурай Шредингера. – При этих словах губы молодого человека тронула мимолетная улыбка.

- Каковы ваши намеренья?

- Лишь уничтожить эту тварь. – С безразличным видом кивнул в сторону окна незнакомец, вкладывая меч в ножны.

- Я прошу вас не сопротивляться и проследовать в офис СОД, чтобы пройти регистрацию.

- Как вам будет угодно. – Кивнул Швертер.

- Он что – межмировой охотник за головами? Он человек вообще? – Начальник Альфонса, Дэн с опаской поглядывал через стеклянную стену своего офиса на сидящего напротив секретаря Владислава. За все время ожидания мироходец ни разу не шелохнулся и даже не моргнул. За два часа.

- Не совсем. – пожал плечами Альфонс, тоже внимательно рассматривая гостя.

- Это ответ на какой из вопросов?

- На оба, сэр. По его словам он охотится на тех, на кого считает нужным и никто ему за это не платит. А на тему видовой принадлежности… - Молодой человек вздохнул. – Наши специалисты не могут придти к общему мнению.

- В чем дело?

- Ну, физиологически-то он совершенно обычный человек. Но вот «видящие» говорят что он… Не совсем живой, сэр.

- Нежить что ли?

- В том-то и дело, что нет. – Произнесла, открывая дверь немолодая женщина, одетая в медицинский халат. – Мы такого раньше не видели. Судя по всему, он настолько же уязвим как любой из нас, и не имеет сверхъестественных физиологических способностей, но на энергетическом уровне его организм функционирует… неправильно.

- В каком смысле? – Дэн казался совершенно сбитым с толку.

- А вот на этот вопрос у нас нет ответа. Зато есть на другие. Он обладает значительной властью над физической составляющей мира, но только над неодушевленными предметами. На живое он влиять в состоянии лишь косвенным путем. В остальном он, похоже, не слишком ограничен: трансформация элементов, энергетические преобразования… Все, на что хватит фантазии.

- И что вы думаете с ним делать? Отпустить?

- Для начала, - Альфонс двинулся к двери. – Я предлагаю поговорить.

Из разговора с Владиславом Контора узнала много полезного – начиная от функционирования некоторых технических приспособлений, назначение которых было ранее неясным, до характеристик неизвестных мироходцев. Самое интересное же касалось цели пребывания Швертера в этом мире. По его словам Матаад должен был совершить нечто поистине чудовищное, что-то, что по своей масштабности много превосходило все его ранее совершенные злодеяния. Но вот что именно, Швертер не знал. Именно поэтому он попытался перехватить его сразу по прибытии в Доминион. И не сумел.

Отойдя от горячки битвы, он стал гораздо более дружелюбным и более… человечным, что ли. Более охотно общался, шутил, разговаривал на отвлеченные темы. Но казалось, что что-то давит на него, будто невидимый груз постоянно отягощал его плечи. Каждый раз, когда он оказывался один вне общения, на его лицо возвращалось выражение мрачной опустошенности. Альфонс и сотрудники его группы, тесно общавшиеся с мироходцем в процессе поисков Матаада, часто спрашивали Владислава о том, что его беспокоило, но он лишь отшучивался и менял тему разговора. Чтобы его не волновало, по его мнению оно касалось только его. За время поисков он изрядно помог в ремонте одной удивительной вещи – боевого разведывательного экзоскелета, который был найден Конторой несколькими годами ранее. Прибыв на предполагаемое место перемещения отряд не обнаружил мироходца – он уже ушел, оставив свой поврежденный костюм. Технологий, которыми располагала Контора не хватало, чтобы его починить, поэтому он был помещен в хранилище. Владислав же смог восстановить его за несколько дней.

Теперь, стоя на вершине старой коммуникационной вышки, Альфонс не мог нарадоваться на возможности этого устройства. Доспех позволял ему обозревать окружающее пространство в нескольких разных режимах, в том числе и инфракрасном спектре. Поэтому для него не составило труда заметить долговязый силуэт, исчезнувший в окне заброшенного завода.

- Подтверждаю. Объект внутри. - Произнес голос Линды, агента информационной поддержки, наблюдавшей за зоной при помощи спутника.

- Есть визуальное подтверждение. Начинаем процедуру ликвидации. – Альфонс прыгнул вперед, перевернулся в воздухе и, пролетев без малого пятьдесят метров, приземлился точно в центр внутреннего двора завода. Сработали кинетические гасители, и лишняя энергия разошлась кольцом, поднимая пыль и опавшие листья. Приземление прошло абсолютно бесшумно.

- Готов? – Владислав прошагал мимо поднимающегося с колена оперативника, с тихим шелестом обнажая меч.

Вместо ответа Альфонс перевел сервосистемы костюма в боевой режим и сорвался с места. Миомерные мышцы напряглись когда двухсоткилограммовая фигура сделала первый стремительный шаг. Треснул бетон под металлической подошвой. С места костюм был способен развить скорость более чем в 200 км/ч. Альфонс решил ограничиться сотней. За считанные секунды он приблизился к створкам ворот. Сработали форсунки на поверхности доспеха, и в момент столкновения он засиял тонким плазменным ореолом. Участок стальных ворот просто испарился и Альфонс, не теряя скорости, ворвался в здание. Матаада он увидел сразу – арахн стоял посередине зала и что-то собирал на огромном заводском столе. Он уже начал оборачиваться, когда оперативник протаранил его и, напрягая экзоскелетную систему плечевого пояса, швырнул в противоположную стену. Тело «паука» с хрустом врезалось в железобетонную поверхность, которая вдруг поплыла как воск, запечатывая тварь в себя. Матаад понял, что проиграл, хотя бой даже еще не начался. Но он не боялся смерти. Используя зажатый в еще свободной ладони пульт, он разорвал управляющую цепь реакторной ячейки.

Мощнейший взрыв потряс здание до основания. Плазменное кольцо, вырвавшееся из лежащего на столе блока питания терминатора, разрушило практически все перекрытия. Потолок - многотонная конструкция из железных балок и бетонных пластин, сначала выгнулась вверх, как стенка бумажного пакета, а потом обрушилась, погребая пылающий зал под горой обломков.

Костюм смог пережить плазменный удар и взрывную волну, отшвырнувшую его к стене, но не последовавшее за ним обрушение – куски арматуры пробили его в нескольких местах, прибив Альфонса к полу. Краем глаза он видел, что прильнувшая к полу фигура Владислава просто испарилась, превратившись в облако черного дыма.
Весь дисплей костюма был забит критическими сигналами, свидетельствующими о борьбе медицинских систем за жизнь своего носителя. Боли не было – блокирующие препараты, которыми располагал медицинский компьютер, были очень эффективными. Альфонс понимал, что шансов выжить у него нет – он был до сих пор жив только лишь из-за костюма, а Доминион не располагал такими системами. Конечно, с экзоскелета были сняты чертежи, но до момента начала производства оставались еще месяцы, а то и годы. Дисплей равнодушно отсчитывал минуты до остановки поврежденного сердца.

Визор зафиксировал движение и Альфонс с трудом сконцентрировал внимание на нем. Всего в метре от умирающего оперативника куча обломков раздвинулась и на поверхность пробился Матаад. Он сильно пострадал – у него были переломаны ноги, не хватало руки и половина лица превратилась в обугленную рану, но по иронии судьбы метровый слой железобетона, в который его закатал Швертер перед взрывом, спас ему жизнь.

«Ну нет!» - Подумал Альфонс в ярости. – «Ты не уйдешь!»

Поврежденная рука экзоскелета метнулась вперед и ухватила Матаада за одну из спинных конечностей. Здоровый, арахн бы потягался с костюмом в физической силе, но сейчас он не был на это способен. Подтянув брызжущего ядом и сопротивляющегося «паука» к себе Альфонс активировал систему самоуничтожения. Среди обломков разрушенного завода вспыхнула голубая звезда.

- Неет! – Закричал Владислав, но было уже поздно. Он в ярости рубанул воздух ладонью, вспыхнули круги, рассеивая идущую на него энергию ударной волны, пропуская ее по обе стороны от него. Первый взрыв застал его в процессе другой трансформации – сконцентрировавшийся на обезвреживании Матаада он упустил момент, но защититься все же сумел, хотя и сильно пострадал. За то время, пока он регенерировал и выбирался из-под завала, Альфонс уже успел уничтожить арахна. Но какой ценой…

Владислав знал гораздо больше об этом мире, чем сказал Конторе. В частности он знал, что Альфонс должен был стать первым мироходцем из Доминиона, раз и навсегда изменив путь этого мира. Теперь же это было невозможно. Злодеяние Матаада свершилось, хотя вряд ли он понял это.
Швертер смертельно устал. За многие годы скитаний по мирам он не раз сталкивался с тем, что вмешательство мироходца приводило к печальным последствиям.
Спасти всех невозможно. Смерть меньшинства стоит того, если большинство спасется. Цель оправдывает средства. Раньше он верил в это. Раньше он действительно верил. Но он смертельно устал решать, кто именно будет этим «меньшинством»…

Владиславу Швертеру пора было исчезнуть… Конечно его будут искать, конечно его отсутствие породит множество последствий, которых он не мог предугадать. Но он откладывал это слишком долго…

Швертер зашагал к выходу со склада и с каждым шагом его одежда менялась, превращаясь из плаща в боевой разведывательный экзоскелет. Символы и рунические круги растворялись в воздухе, сменяясь другими пока трансформация продолжалась, и через пролом в уцелевшей стене шагнул уже полностью идентичный костюму Альфонса доспех.

- Здравствуйте. Меня зовут Генри Гейл. – Возникшая как будто из воздуха фигура вышла к нему навстречу. – Альфонс, если я не ошибаюсь? Странный у вас мир, фамилии совершенно не в ходу… Но что-то я отвлекся: я хочу предложить вам работу.

Шлем доспеха с тихим шипением разошелся и пластины, его составляющие бесшумно скользнули в пазы на спине.

- Да, это я. – Улыбнулся Владислав Швертер губами Альфонса. – Я весь внимание.

…Твоя история не будет потеряна…