26.12.2011 01:39:58

А шторы-то в чем провинились?..


 

Я помню стены - стекает кровь
Я помню руку, которой бил
Все остальное - обрывки снов
Я все забыл, я все забыл


Он извивался, пытаясь освободиться, но мастер знал свое дело. Пленник захлебывался криком, задыхался, не успевая набрать воздуха в легкие. Бесполезно.
- Я не знаю! Я ничего не знаю! Это не я!
Ответом было молчание. Ему не задавали вопросов - вслух. В мозгу всплывали образы - они наполняли его страхом. И страшнее всего было то, что они вызывали воспоминания, смутные и неясные, он хотел бы отказаться от этих воспоминаний навсегда, но они настойчиво вставали перед глазами.
Тем, кто его допрашивал, были нужны эти воспоминания.
Нужна не информация, ее получить было бы гораздо проще - нет, требовались именно воспоминания, рассказанные им самим - и они заставляли его вспоминать.
Но я не помню, кем я был.
Я помню стены - стекает кровь,
Я помню руку, которой бил...

***
Она тряхнула головой и обнаружила себя стоящей у окна, оперевшись ладонями о подоконник, в своих апартаментах. Перевела взгляд на тяжелую портьеру - край ее был обуглен и слегка дымился.
- Вот черт. Черт!
Злость не проходила, скорее усиливалась. Она схватила с подоконника тяжелый серебряный кубок и швырнула его на пол. Кулак врезался в стену, костяшки пальцев заныли. Она села на кровать.
Чужие мысли. Чужие страхи, чужие воспоминания. В отличие от Серой, которая также была эмпатом, она не могла эмпатию контролировать. Чужое вползало в сознание самостоятельно, не дожидаясь особого на то разрешения. Для того, чтобы контролировать свои действия в такие моменты, иногда требовалось прилагать немалые усилия. Вот... - сейчас не сдержалась.
***
- Входи, - присутствие за дверью было очевидным.
Серая вошла, окинула взглядом помещение, взгляд задержался на кубке на полу и обугленной портьере.
- Я в тебе не сомневалась, - насмешливо сообщила она.
- Приятно слышать.
- Терпеть не могу огонь. Вот и Кошмар тебя не цапнул.
Общение со зверем ее, похоже, задело. Или то, что я поприветствовала его раньше ее.
- Чует, - пожала плечами я.
- А шторы-то в чем провинились? - перевела тему она.
- Попались под руку, оказались не в том месте... ты знаешь, как это бывает. Был бы кто живой - было бы интереснее.
- Могу организовать, если запал еще не прошел.
- Можно. Но - уже прошел. В случае надобности обращусь.
- И что же вывело из себя нашего «бесстрастного» Наблюдателя?
- Переигрываешь, сестрица. Сарказм виден невооруженным глазом.
- Я не ставила целью ввести тебя в заблуждение. Легкая ирония еще не повредила ни одной беседе.
- Тогда я спишу свою реакцию на дурное настроение.
- Тогда я повторю свой вопрос.
- Ничего присутствующего в этой комнате. Возможно, недостаточное искусство здешнего мастера допросов... Скажи мне, от парня действительно так фонит, или его все же пытают физически?
Серая подняла бровь.
- Меня не интересует, кого и какими способами здесь пытают.
- Это, знаешь ли, и в сферу моих интересов не входит. Но тем не менее в нее вмешивается.
- Хочешь поприсутствовать?
- Я полагаю, у тебя есть в запасе гораздо более интересное развлечение. И не ошибаюсь, ведь так?
- Безусловно... Наблюдатель.
О, да, я в ней тоже не сомневалась. Теперь она не упустит шанса сказать мне колкость по поводу статуса. Тем и ценно общение с ней, оно напоминает игру в шахматы. Половина фигур - алая, половина - серая, задача игроков - просчитать на несколько ходов вперед, как будет действовать противник, и продумать ответные действия. Или же суметь правильно среагировать, если просчеты оказались неверны. В сравнении только одна неточность - мы никогда не были с ней противниками всерьез.
Я улыбнулась и чуть наклонила голову, подтверждая ее упор на слово "Наблюдатель".
- Чего и следовало ожидать. Предлагаю тебе принять участие - я знаю, тебе понравится. Не все же тебе только глазеть.
- В самом деле, - пожала плечами я. Серая повернулась к выходу.
- И да, - послышалось от двери. - Забери себе Кошмара. Ко всем чертям. Я в любом случае езжу только на кэльпи.
Дверь закрылась, и я рассмеялась. Нет, выходка с конем все же не прошла незамеченной..