17.12.2011 03:31:21

Наблюдатель


 

- Здравствуй, зверь...
Ладонь тронула переливающуюся гриву, Кошмар покосился на меня, но, вопреки моим ожиданиям, не двинулся с места. На лестнице послышались шаги.
Нет, визави меня не удивила. Кого, как не ее, я могла ожидать здесь увидеть?
- Серая?
Вошедшая молчала, я насмешливо усмехнулась. Она прищурилась и склонила голову набок.
- В каком статусе ты здесь?
На этот раз промолчала я. Пальцы скользнули по крепкой цепочке серого металла на плоскую подвеску-глаз, напоминающую египетский иероглиф.
- Наблюдатель, - констатировала она. - Надеюсь, тебе предложили соответствующие статусу апартаменты?
Я прошла мимо нее к ступеням.
- Наблюдатель с особыми полномочиями. Могу действовать, если сочту нужным. И да - апартаменты меня вполне устраивают...
- Любопытство кошку погубило... - скучающе послышалось вслед.

Я шла по длинному коридору - Ферлорен еще с предыдущего моего визита сюда запомнился мне именно ими. Заблудиться здесь, как и где-либо еще, я не могла, не позволяло врожденное чувство направления. Обычно наблюдателей ему обучали - тех, у кого были к нему способности, конечно - но в моем случае это не требовалось. В моем случае проблема была в другом - за точное соответствие характеристикам наблюдателя приходилось расплачиваться просто-таки параноидальным недоверием окружающих. Никогда нельзя надеяться, что тебя просто так сбросят со счетов, если думают, что в любой момент жизни ты считываешь информацию со всего, что тебя окружает.
Исключения, правда, тоже встречаются, и, как известно, существуют для подтверждения правил. Серая не боится, и правильно делает. Впрочем, ей-то о моем статусе и возможностях известно куда больше прочих...
Показалась развилка, левая часть коридора уходила резко вниз. Я свернула, пол здесь ощутимо вибрировал. По левой стене тянулся ряд совершенно одинаковых дверей. Я приложила ладонь к четвертой, потом коснулась того же места египетским "глазом". Видимых либо слышимых изменений не произошло, но я знала, что блок с двери уже снят.
Внутри было темно, если не считать слабого источника света над узким столом в центре помещения. Посередине стола лежала открытая книга.
Касаться рукой - нельзя, пока не желаешь объявить о применении особых полномочий. Здесь это правило работает втройне. Книга и без твоих прикосновений слишком подвержена изменениям.
На открытых страницах вьются линии, сливаясь, пересекаясь, закручиваясь в спирали и растекаясь кляксами. Края страниц подрагивают, будто от ветра, хотя воздух в помещении нарушается только моим дыханием. Я вглядываюсь в линии, движение которых кажется хаотичным и бессмысленным.
И они складываются в буквы.
Алая...