17.12.2011 01:01:02

Бал у Луи XIV. Другие интриги.


Тяжелая бархатная штора плавно качнулась, впуская в помещение дуновение ветерка, и вернулась на место.
- Вообще-то, в этой комнате есть дверь.
- За которой стоит десяток отборных солдат из твоей личной гвардии? Ну уж нет, я обойдусь без их внимания. Вдруг еще платье испорчу.
- Ну да-ну да, залезая сюда по чужим балконам, ты им совершенно не рисковала.
- С балконами, по крайней мере, не придется драться. И вообще, откуда такой скепсис?
За время нашей беседы человек, сидящий в широком кресле напротив камина, даже не повернулся в мою сторону, лениво изучая огненные отблески на гранях своего серебряного кубка. Я скинула надоевшие туфли и приблизилась к мужчине, наслаждаясь ощущением длинного коврового ворса под ногами.
- Твое появление никогда не заканчивалось ничем хорошим.
- Раньше ты не жаловался.
- Раньше я готов был даже яд принять из твоих рук. Но времена меняются, и я давно не восторженный мальчишка.
- Это и к лучшему. Таким ты мне нравишься намного больше.
Я опустилась на пол перед креслом, поставив локти на колени собеседнику и с интересом заглядывая ему в глаза. На его уже не юном, но неизменно высокомерном лице не дрогнул ни один мускул.
- Теперь я знаю, что чувствовал Заратустра, когда пригрел на своей груди змею…
- Я скучала по тебе, Луи.
- Лжешь.
- Лгу.
С минуту мы смотрели друг на друга, затем он резко наклонился, впиваясь в мои губы властным жестким поцелуем.
Что ж, я не против.
- Зачем ты пришла? – спросил Луи, мягко отстранившись, – И будь любезна, избавь свой ответ от пустых сантиментов.
- Я принесла тебе кое-что интересное, Ваше Несговорчивое Величество. Ты помнишь Амбера? Некроманта.
- Сложно забыть того, кто разрушил жизнь моей единственной дочери. Но я казнил его собственными руками около двадцати лет назад, так что тебе едва ли удастся меня удивить.
- Я все же попытаюсь. Ты ведь не читал его историю, верно? По какой-то причине она не появилась в библиотеке, как все прочие души умерших.
Я достала из аккуратного клатча свернутую книгу в мягкой потрепанной обложке и протянула Луи. Брезгливо скривившись, тот принял ее.
- Да уж, сложно было ожидать чего-то большего, - сказал он, придирчиво изучая выцветшие листы, - Это вместилище вполне подходит его, столь же никчемной, душе.
- А твоя душа, конечно, станет величественным фолиантом. Ей отведут почетное место в библиотечном Зале Славы, и лишь избранным будет дозволено касаться твоих страниц. А что, я бы почитала.
- Не надейся. Я не собираюсь умирать еще долго. Предпочитаю, чтобы за меня это делали другие.
- Мне близка твоя политика, но хватит разговоров. Читай вот отсюда…

Страница 127:

- Лекаря! Кто-нибудь, позовите лекаря, скорее!
Я в отчаянии прижимал к себе хрупкое тело, бьющееся в судорогах, чувствуя, как жизнь медленно покидает его. Краем глаза увидел метнувшегося к двери Роберта, и, хотя умом я прекрасно понимал «не успеет!», душа упрямо цеплялась за ниточку надежды так отчаянно, будто от этого зависела моя собственная судьба. Моя, а не этой несчастной девушки, что умирала сейчас на моих руках.
По щекам покатились слезы. Я с ужасом смотрел, как прекрасное лицо Клэр, обезображенное гримасой боли, становится все бледнее, и мое сердце разрывалось на части от осознания полнейшей беспомощности…
Когда в комнату вернулся Роберт в сопровождении местного врача, все было уже кончено. Яд белого Василиска убивает достаточно медленно, чтобы успеть причинить своей жертве максимальные страдания, но и достаточно быстро, чтобы не оставить время на приготовление противоядия. Шансов не было с самого начала.
Врач сочувственно поглядел на Клэр, покачал головой и осторожно приблизился к письменному столу, на котором красовалась белая змея, пригвожденная к столешнице длинной стальной иглой.
- Вам очень повезло, молодые люди. Не будь вы более расторопны, мне, возможно, пришлось бы лицезреть тут три трупа…
Мне было уже безразлично.

Страница 128:

- Мы должны избавиться от трупа!
- Нет.
- Опомнись, друг! Она – дочь Луи! Ты думаешь, наш Король поверит, что ее так просто убила змея? Он живо отправит нас в пыточную, где мы сможем сколько угодно кричать о своей невиновности, но вот на быструю смерть рассчитывать не придется.
- Я и не предлагаю возвращать ему тело Клэр.
- А что ты предлагаешь делать?
- Я не знаю.
- Слушай, - на лице Роберта мелькнула внезапное озарение, - Ты же Некромант! Подними ее хоть на сутки. Договоримся с врачом о молчании, пересечем границу и поминай как звали.
- Нет.
- Глупец! Это наш единственный шанс.
- Уходи, если боишься. Я останусь здесь.
- Ты серьезно?
- Абсолютно. Я один виновен во всем. Если бы я знал, к чему это приведет и не ответил на ее любовь, она никогда не оказалась бы в такой ситуации. Если бы я был более состоятелен, нам не пришлось бы встречаться в дешевом отеле, кишащем различными тварями, и просить твоего прикрытия, подвергая тебя самого опасности, если…в общем, сплошные «если».
- Ты не глупец, ты просто сумасшедший.
- Возможно. Уходи, я не хочу потерять последнего друга.
- Благородство тебе не к лицу, Некромант. Ты размяк после встречи с этой девчонкой.
- Уходи!
- Хорошо. Прости, что бросаю тебя, но я слишком люблю жизнь. В конце концов, у тебя тоже был выбор.
- Я знаю. Прощай.
Хлопнула дверь и по лестнице застучали удаляющиеся шаги. Я сел на пол и невидяще уставился в темный силуэт окна, прислушиваясь к звукам ночного города. Я не боялся, что меня скоро побеспокоят: доктор не подозревал нас в убийстве, поэтому не стал поднимать лишнего шума, Клэр хватятся в Замке только к утру - значит сейчас можно позволить себе несколько минут тишины.
Я почувствовал, как где-то в глубине рождается смех. Отчаянный и безумный, он вспарывал мою глотку, хрипло вырываясь наружу. В голове смешалось множество голосов.
Почему? Почему меня вообще все это волнует? Некромант – человек, рожденный властвовать над мертвой материей, почему ты сидишь и тоскуешь около очередного трупа, которых повидал сотни и сотни? Вот она – твоя лучшая и единственно возможная компания, лежит сейчас рядом, так почему же ты не счастлив?
Да потому, что ты жалок, Некромант. Ты можешь разорвать свою собственную душу на части, помещая ее осколки в чужие тела, принуждая их к повиновению. Но ты бессилен создать Жизнь, отличную от своей собственной – это удел Бога.
Бога?
А смог бы Он вернуть Клэр к жизни?
Наверняка.
Хаос в сознании мгновенно сменился четкой ясностью. Голоса исчезли, уступив место единственной мысли, настойчиво обжигавшей висок.
«Значит, я стану Богом»
Глаза мертвой девушки загорелись янтарным светом.

Страница 166:

Они ворвались в дом совершенно внезапно, профессионально заломив мне руки и прижав меня к стене. Рядом вскрикнула Клэр, заплакала наша новорожденная дочка, а я не мог шевельнуть и пальцем, чтобы защитить их. Я давно не испытывал подобного чувства беспомощности.
С тех пор, как я воскресил свою возлюбленную, мы почти год скитались по разным уголкам мира, скрываясь от ищеек Короля, который так и не смог смириться с тем, что его дочь бежала с простолюдином. Последние несколько месяцев мы провели в глухой деревушке, и отсутствие преследователей столь долгое время сыграло с нами злую шутку, создав иллюзию безопасности.
Здесь же родился наш ребенок, и мы уже думали, что сможем начать новую, спокойную жизнь, но прошлое вернулось и бесцеремонно разрушило наши планы.
- Именем нашего Короля, Луи XIVого, вы арестованы за измену.
На моих запястьях защелкнулись наручники. Один из солдат вытолкнул меня из дома и повел к опушке леса, где я успел заметить спрятанные автомобили. Другой вывел мою испуганную жену, прижимавшую к груди плачущую дочь.
Это конец.

Страница 169:

Я стоял напротив каменной стены, еле держась на избитых ногах. Мое тело представляло собой кровавое месиво, но я уже давно не чувствовал боли. Она покинула меня спустя месяц пребывания в королевской темнице, и моему палачу сразу наскучило играть со сломанной куклой. Именно поэтому я стою сейчас здесь.
Кажется, начали зачитывать мой приговор, я уже с трудом разбираю слова. По идее, меня должна была ожидать грандиозная казнь на арене, под рев ликующих от крови трибун. Однако, Король не пожелал выносить свой позор на всеобщее обозрение, поэтому я стою здесь, в прогнившем подземелье. Мой мир сузился до размеров пыточной камеры, и я совершенно не представлял, что происходит снаружи, но искренне надеялся, что Луи не был столь же жесток к своим дочери и внучке. Впрочем, в отношении него ни в чем нельзя быть уверенным.
Приговор все не кончался. Кажется, меня решили обвинить во всех смертных грехах. Раз уж это не официальная казнь, могли бы сэкономить на формальностях и закончить поскорее. Надо же, наверно, еще не все потеряно, раз я позволяю себе иронию в подобной ситуации…
Речь смолкла.
Последнее, что я видел в этой жизни – Луи XIVого, направляющего дуло тяжелого револьвера в мое сердце.

Луи захлопнул книгу. На его висках выступили капли пота, блестящие в отблесках каминного пламени, он тяжело дышал, а от его невозмутимости не осталось и следа.
- Как это все понимать?
Я плавно поднялась с пола, и, устроившись на подлокотнике кресла, принялась медленно перебирать золотистые волосы мужчины.
- Все зависит от твоего ответа. В этой истории осталось последнее белое пятно, которое мешает нам полностью собрать мозаику.
- Спрашивай.
- Что случилось с Клэр, когда ты казнил Некроманта?
- Она погибла. Ее нашли мертвой сразу после того, как я вернулся из подземелий.
- Вот как? Признаться, я разочарована…
- Чем?
- Ты еще не понял? Это доказало, что не было никакого акта воскрешения и Клэр все это время оставалась не более, чем ходячим мертвецом.
- Но, насколько мне известно, некромант не может поддерживать жизненные функции организма, он способен воспроизвести только простейшие механические действия, а моя дочь вела себя как нормальный человек: спала, разговаривала, ее сердце билось. Она могла чувствовать боль и эмоции.
- Это показывает только то, сколь мало нам известно о высшей некромантии. Амбер, сам того не понимая, преодолел свой рубеж и встал на новую ступень мастерства. Он смог расколоть свой разум на две части, создав копию личности Клэр, которая потом и управляла ее телом. Эта личность осознавала себя полноценной, поэтому смогла запустить прижизненные механизмы, но она оставалась лишь частью от главного управляющего центра, что и объясняет повторную смерть твоей дочери, когда ты убил Амбера. Скажи, что было в ее посмертной книге?
- Ничего. Книга оказалась абсолютно пуста от первой до последней страницы.
- Значит, я права. Амбер создал проекцию, которая полностью уничтожила настоящую личность Клэр, но она не отобразилась в книге, так как была частью чужой души. Теперь все стало на свои места.
- Значит, в этом мире не осталось место чудесам? – Луи горько усмехнулся. Он выглядел постаревшим на десяток лет.
- Нет, одно чудо все-таки произошло. Если не ошибаюсь, оно сегодня – Королева Бала. Твоя внучка – ребенок мертвого и живого человека, это наверняка отразилось на ее духовном и физиологическом мире. Я хочу изучить ее, позволишь? – шепчу ему на ухо, и мои слова отдаются странным присвистом.
- Так вот ради чего был весь этот цирк.
- Ты же знаешь, я ничего не делаю просто так.
- И еще я знаю, что если ты загорелась идеей, остановить тебя невозможно. Можешь забрать девочку, но я потребую равноценной платы.
- Разумеется. Пришли мне свои условия.
С этими словами я спрыгнула с подлокотника, надела туфли, чмокнула Луи в щеку и вышла из комнаты.
Через дверь.

Дэна не пришлось долго искать, он старательно выполнял поручение, кружась в менуэте с миловидной девочкой лет двенадцати. Я знала, что время здесь течет иначе, и люди взрослеют и стареют намного дольше, чем в иных мирах, но все равно ожидала увидеть кого-нибудь постарше.
Когда танец завершился, мой шевалье подвел свою спутницу ко мне, и я смогла хорошенько рассмотреть то, что не было скрыто под пышным платьем и маской, которая была бессильна затмить янтарный блеск нечеловеческих глаз. Девочка откровенно жалась к Дэну, поминутно бросая на него восторженные взгляды.
- Знакомься, Виолетта, это Эйдия. Она мой друг.
Я слегка склонила голову. Достаточно для того, чтобы выказать почтение, но недостаточно, чтобы унизиться самой.
- Разве женщина может быть другом мужчине?
- А кем она, по-твоему, должна быть? – присаживаюсь, чтобы наши глаза были на одном уровне.
- Возлюбленной.
- Женщин слишком много, - улыбаюсь, - Каждая не может быть возлюбленной одного мужчины, поэтому некоторым приходится становиться другом.
- Здорово! Значит, если ты друг, то я буду возлюбленной Дэна! – Виолетта властно взяла моего киборга под локоть. Интересоваться чужим мнением ее, очевидно, не учили, что весьма логично, если ты растешь в королевской семье. Дэн вымученно улыбнулся и бросил на меня умоляющий взгляд из разряда «Заканчивай этот балаган».
- Конечно, я уверена, он будет счастлив, что ты его выбрала, - в моем голосе растекается ехидство, - И я считаю, этот случай надо отпраздновать. Ты бы хотела побывать у Дэна в гостях?
- Разумеется!
- Тогда мы можем отправиться прямо сейчас. Твой дедушка уже дал свое согласие, я спрашивала.
- Это замечательно, я готова!
- Вот и славно, тогда я пойду настрою портал прямо до нужного места.
- Ты живешь так далеко, что туда можно добраться только через портал? – вопрос адресован уже не мне, но я отвечаю.
- Нет, что ты, это довольно близко, но мы же не хотим тратить время на тряску в машине? Тем более, мы пообещали Королю, что утром привезем тебя обратно.
- Ясно. Я с нетерпением жду нашего отправления.

Я зашла в зал телепортации, гвардеец на входе слабо кивнул. Значит, Луи оповестил службу безопасности, и они не будут препятствовать осуществлению наших планов. Я расставляла последние кристаллы, когда Дэн с Виолеттой ко мне присоединились.
- Все готово, принцесса. Мы можем отправляться?
- В путь!
Замок исчез в яркой фиолетовой вспышке и через мгновенье мы уже стояли в холле Ферлорена – центральной крепости Легиона…