26.06.2011 02:19:19

Страницы...


Страница 48:

Живое чувствует страх.
Живое ощущает боль.
Живое обладает собственной волей, а значит…
Живое не может сражаться с мертвым.

Пепел кружился в воздухе. Какой-нибудь восторженный романтик, случись ему забрести в эти места, тут же придумал бы яркое сравнение с хлопьями снега или, того хуже, с цветочными лепестками, но лично я не находил ничего общего. Человек, прошедший войну, не может позволить себе красочных метафор в реальности…если он не контуженый, конечно. Этим все можно.
Вокруг царил полный Хаос, да-да, я не зря произношу его имя с большой буквы. Человеческие тела, целые и не очень, валялись вперемешку с обломками машин, проводов и черт знает чего еще. Земля была полностью обезображена недавними взрывами, то тут, то там виднелись небольшие очаги возгорания.
Я смотрел на все это с высоты гарнизонной стены. Последний человек. Единственный – живой.
Она появилась неожиданно, впрочем, как и всегда.
- Ну что, сдал я тест на послушание, Серая?
Она улыбнулась.

Страница 87:

- А этого с собой обязательно было брать?
- Я слышал, его должны были казнить, после того «подвига» в Редманском гарнизоне. Орден единогласно подписал ему приговор, но какая-то девка из Легиона вытащила его прямо с эшафота. Выполнял ее личный приказ, говорит, всю ответственность взяла на себя. Определенно, все бабы – дуры.
- Я тоже «баба», между прочим…

Дальше я уже не слушал, все равно ничего интересного не будет. За тот неполный час, что мы знакомы, эта парочка успела перемыть кости и мне, и Ордену с Легионом, и снова мне, по второму кругу. Вот и сейчас: демонстративно идут поодаль, шепчутся, периодически подозрительно на меня поглядывая. Хорошо хоть шарахаться перестали, напарнички.
После суда я слышал уже немало версий своего «чудесного освобождения» - люди долго смаковали эту историю, и она от такого внимания с каждым днем обрастала новыми невероятными деталями, вплоть до того, что меня спасали на драконе. Однако эти дети порадовали больше всего: оказывается, за меня вступилась какая-то из дочерей Легиона! Уже представляю, как Серая, которая и втянула меня во всю это историю, в благородном порыве просит о пересмотре дела. Да, я бы не отказался, чтобы эта фантазия стала реальностью, только…только Серая никогда и ничего не просит. А истинная причина моего освобождения неизвестна и мне самому.

Страница 90:

В глубину пещеры уводили два, одинаковых на первый взгляд, тоннеля. Периодически из одного в другой проходили патрульные сектанты, нарушая тишину только шорохом песка под ногами и потрескиванием факелов.
- Хорошо, мы с Паулой проверим правый, тебе достается второй. Будем надеяться, что они сходятся в одном месте и нас не разбросает по дальним концам этого подземелья.
- Так не честно, вы что, хотите бросить меня одного? – я скорчил обиженную гримасу. Моя шутка произвела желанный эффект – Минс изменился в лице, однако быстро взял себя в руки.
- А ты что, предлагаешь мне разорваться, чтобы составить тебе компанию, псих?
- Это не обязательно, есть и другой способ. Просто убей для меня человека.
Паула вскрикнула, Минс побледнел и сжал кулаки.
- В долине Редман ты и сам с этим неплохо справился, но тогда тебе, видимо, не хватило одного человека…
- Ладно, расслабьтесь. Идите уже, а я пока подожду своего будущего напарника.
Они недоверчиво переглянулись и двинулись в сторону правого выхода. Не знаю почему, но мне нравилось злить этого мальчишку, хотя это только создавало лишние проблемы. С этими мыслями я опустился прямо на землю за одним из огромных валунов.
Я ждал.

Страница 91:

Сектант вышел из прохода буквально спустя пару минут. Немолодой уже человек в красной мантии так и не успел заметить ни рванувшую к нему тень, ни длинную стальную иглу, пробившую ему позвоночник в основание черепа. Тело с глухим стуком упало на землю.
Я брезгливо, носком сапога перевернул его на спину, вгляделся в мертвое лицо и со вздохом положил ладонь ему на лоб. Пару секунд ничего не происходило, потом сектант несколько раз конвульсивно дернулся и начал неловко подниматься на ноги. Я отошел на два шага, придирчиво рассматривая своего «напарника», он же послушно стоял, глядя в пустоту…моими глазами...

…Второго мы встретили уже в глубине коридора, но на этот раз я не стал тратить силы на фокус с иглами, просто приказав поднятому мной сектанту кинуться на своего бывшего союзника. Признаться, тот оказался намного расторопней и понятливей первого – успел выхватить оружие. Я мысленно усмехнулся, неплохо, дядя, но…

Мертвые не чувствуют боли.

Через пару минут нас было уже трое.

Страница 92:

Признаться, я уже устал тут сидеть. Минс и Паула вышли раньше меня, но до сих пор не соизволили дойти до центральной залы подземелья. Чтож, либо они попали в переделку, либо решили заняться по дороге своими делами, вместо выполнения задания. Впрочем, ни то, ни другое их не оправдывает.
Они появились спустя только три четверти часа, уставшие и грязные, я пятнами крови на одежде. Появились и застыли, с ужасом глядя на открывшуюся картину: десятки людей в красных мантиях создавали эффект кровавого моря, заполнившего помещение. И посреди этого моря, словно островок, возвышался жертвенник, на котором торжественно восседал ваш покорный слуга. Честно говоря, я забрался сюда вовсе не ради пафоса, просто с его высоты было весьма удобно наблюдать за выходами, чем я и занимался.
Сотня пар глаз уставилась на пришедших, сотня пар янтарных с вертикальными зрачками, мертвых глаз.
- Может, вы все-таки подойдете? Не бойтесь сектантов, они все мертвы, – я встал во весь рост.
- Ты…ты убил их всех? – голос Паулы ощутимо дрожал, Минс обнял девушку за плечи.
- Нет, я убил только одного, остальное они сделали сами. А еще я порылся в их памяти и нашел то, что нам нужно, так что сидя здесь мы просто теряем время.
- Ты чудовище, Некромант… - Минс хотел добавить что-то еще, но осекся, взглянув в мои глаза.
В мои янтарные мертвые глаза.

Страница 95:

- Поздравляю всех с успешно выполненной работой! – директор как всегда излучала жизнерадостность, – Вижу, вы неплохо сработались с Амбером.
- С чего вы это взяли, директор? – Минс всем своим видом выражал ярое несогласие.
- Просто вы еще живы…- она посмеялась над своей шуткой, выпорхнула из-за рабочего стола и танцующей походкой двинулась к выходу, на ходу обернувшись, - Кстати, сегодня мы устраиваем вечеринку в честь этого события, в баре «Голый король», явка строго обязательна!
Безумная женщина. Ей были безразличны моя ужасная репутация, мои сомнительные способности и душевные качества. Ингода казалось, что ей вообще все безразлично. Кроме выгоды. Уж ее-то она никогда не упустит.
Это она дала мне прозвище «Амбер», впервые заглянув в мои глаза, все прочие же предпочитали называть меня просто Некромантом. Знал бы ее похуже – непременно бы влюбился.

Страница 96:

Эта девочка тоже меня не боялась и даже пыталась заигрывать, особенно хорошо у нее получалось после второй порции мартини. Прочие гости в баре поглядывали на нее недоуменно, но вмешаться не стремились. Правда, одному очень хотелось, но либо он был недостаточно пьян, либо недостаточно смел. Краем уха я слушал милое щебетание Евы – так представилась моя собеседница – но основное мое внимание было направлено в зал, к подвыпившим «коллегам» и в стельку пьяной директору. Пора заканчивать с этим балаганом.
- Сожалею, милая, но я вынужден тебя покинуть, - я бросил на барную стойку пару купюр и решительно поднялся.
- Тогда я тоже пойду, ты ведь проводишь меня? – она резво вскочила со своего места и повисла на моей руке. Вопрос явно был риторическим.
- И ты не боишься оставаться со мной наедине? – добавляю в голос ехидства.
- А почему должна? – невинно округлившиеся глаза, без тени лукавства. Настораживает. Я боюсь таких взглядов.
- Да потому, что он убийца!..
О, это прорезался голос у того, кто еще десять минут назад был способен только метать в мою сторону свирепые взгляды. Сказано было громко, так что теперь на нас глядел весь зал.
- На войне все убивали, - Ева произнесла это твердо, но, все же, отстранилась.
- Да, но не так, как он! – указательный палец нарушителя спокойствия уткнулся мне в грудь, - Я тоже воевал на востоке, но я никогда не убивал своих! А это чудовище вырезало собственный гарнизон ради победы.
- Амбер, скажи, что это не правда! – умоляющий взгляд…как будто я могу изменить свое прошлое, глупая девчонка.
- Правда.
- Но почему??
- У меня был приказ.
- Убить всех?
- Удержать крепость и выжить. Любой ценой.
Я вышел из бара и на меня нахлынули воспоминания…

Страница 47:

Я не знаю, кто и как создал этих чудовищ. Когда мы увидели их впервые, то приняли за людей и подпустили слишком близко, допустив самую роковую нашу ошибку. Уже потом мы поняли, что у людей не бывает одинаковых лиц и стального блеска кожи, что люди не пускают пулеметных очередей из голых рук и не выдыхают огонь.
Мы разрушили мост слишком поздно и часть этих тварей, прозванных големами, прочно обосновалась под стенами крепости, взяв нас в осаду. Как и все не-живое, они отличались невероятной силой и бесстрашием, в иной ситуации я бы даже восхитился этим чудом инженерной мысли, но…мои собственные солдаты метались в панике, невольно заражая меня своим настроением.
Штаб отказал нам в подкреплении, приказав любой ценой сохранить крепость. Я догадывался, кто стоит за всем этим, но у меня не было времени на рефлексию. Размен шел не в нашу пользу – на одного голема приходилось десять моих людей и вскоре, они начали подумывать о дезертирстве.
- Нужно оставить крепость, пока не поздно!
- Это невозможно. На открытом пространстве им будет еще легче с нами справиться.
- Они и сейчас неплохо справляются! Подумай сам, что мы можем им сделать? У солдат от одного взгляда на них начинается паника. Пока нас более-менее защищают стены, но когда они падут, начнется просто бойня.
- Бойня, говоришь…
Его слова натолкнули меня на любопытную мысль. Безумную и отчаянно-жестокую, но сейчас она показалась мне единственным выходом.

Мертвое не чувствует страха.
Мертвое не ощущает боли.
Мертвое не обладает собственной волей, а значит…
Чтобы победить, мертвому нужно противопоставить нечто равноценное.


Но не думайте, что это решение далось мне легко.

Убитых солдат было не достаточно, чтобы противостоять големам, но их вполне хватило, чтобы превратить остатки гарнизона в себе подобных.
Больше для них не будет страха, боли и сомнений – я возьму их на себя. Равно как и последствия своего поступка. Не сомневаюсь, что впереди меня ждут ненависть, презрение и одиночество, но это случиться еще не скоро, ведь сейчас…
Моя янтарноглазая армия покорно ждет приказов...

*************************************************************************


Он оказался прав, мой старый друг: страданий на его долю действительно выпало не мало. Я бы сказала, даже слишком для одного человека.
Забавные существа люди, они готовы восхвалять тех, кто различными способами превращает живое в мертвое, но искренне ненавидят иных, кто возвращает мертвое к жизни.
Я закрыла книгу.
Так что же после этого для них величайшая ценность?